Как развалить систему образования: диверсионная программа

 

Сандаков Д.Б.

Количество студентов

Идея о том, что государство может быть заинтересовано в снижении качества образования не является новой. Об этом недавно в Госдуме во всеуслышание заявил Владимир Жириновский: «… надо сдерживать образование, если мы хотим стабильности. Если мы раскрутим образование, вы сами себя обречете на уничтожение. Об этом подумайте». Тем не менее, в «теорию заговора» поверить всегда труднее, чем в простую человеческую глупость. В данной статье я предлагаю проверить правдоподобность гипотезы  управляемого снижения качества образования при помощи методики, придуманной братьями Стругацкими.

Лирически-методологическое предисловие

Когда-то меня до глубины души тронула книга братьев Стругацких «Волны гасят ветер». На описанной в книге Земле будущего было такая профессия – прогрессор. Прогрессоры внедрялись в другие менее развитые, чем Земля цивилизации и исподволь направляли общество к прогрессу в нужном направлении. И вот однажды некого прогрессора пронзила мысль: а что если на Земле тоже действуют законспирированные прогресоры более высокоразвитых цивилизаций? Надо их обнаружить! Но как? Автор идеи предложил трех-шаговую методику выявления инопланетных прогрессоров. Во-первых, предположим и допустим, что они действительно существуют. Во-вторых, зная их цели, попробуем спрогнозировать, что они должны делать (что бы мы делали на их месте). В-третьих, будем искать совпадения между нашим прогнозом и реальными событиями на Земле. А далее в книге описывается история применения этой методики, благодаря которой шайка законспирированных прогрессоров была вскрыта и обезврежена.

Предлагаю воспользоваться методологией Стругацких применительно к системе образования. Предположим, на постсоветском пространстве действует банда регрессоров, задача которых – развалить сложившуюся при СССР систему образования. Подумаем, что для этого надо было бы сделать и будем искать совпадения в реальной жизни. В данном случае я выступлю в роли гипотетического регрессора и разработаю краткую диверсионную план-программу развала системы образования. А Вы, уважаемые читатели, сами ищите совпадения в реальной жизни и делайте выводы.

Итак, моя программа разрушения системы образования (на примере высшего образования) получилась из 7 пунктов.

1. Снижение творческой мотивации педагогов

Общая идея. Как учил товарищ Сталин, «кадры решают все». Проблемы в том, что педагоги высшей школы – кадры еще те. В своей массе в ВУЗах работают самомотивированные личности, которые делают свое дело хорошо не за зарплату и не из страха наказания, а потому что им это интересно и потому, что они считают, что это важно и нужно. Как снизить рабочую и творческую мотивацию этих гвоздей людей? Их нужно унизить. Унизить так, чтобы возникла жесткая обида на систему, которой они служат. Обостренно чувство справедливости, обычно присущее самомотивированным людям, в данном случае сделает свое чёрное дело – они не смогут по-прежнему служить системе, которая их незаслуженно унизила.

Конкретные действия. Показателем социального статуса человека в обществе и индикатором  меры оценки обществом ценности труда и заслуг человека является его зарплата (доход). Надо чтобы у профессоров и доцентов зарплаты были на уровне грузчиков, кассиров и уборщиц. Во-первых, это снизит статус педагога в глазах общества. Во-вторых, это унизит педагогов и породит обиду на систему. При этом очень важно довести ситуация именно до абсурда - чтобы профессора/доктора получали меньшеуборщицы. Подобная иррациональная ситуация вводит разум человека в состояние аффекта. Дополнительно в ВУЗах следует создавать иррациональные и унизительные дефициты:  бумаги, туалетной бумаги, учебников, порошка для принтера, самих принтеров и т.п. Достойный рыцарь не служит господину-идиоту, а уважающий себя профессор не сможет с полной отдачей служить ВУЗ-придурку.

2. Подрыв авторитета педагогов

Общая идея. Реализуя пункт 1, мы убиваем сразу несколько зайцев. Поскольку богатство является показателем социального статуса человека, студенты в основной массе будут презрительно относиться к преподавателям-нищебродам, считая их лохами и неудачниками. При таком отношении процесс передачи знаний приобретает эффективность близкую к нулевой.

Конкретные действия. Смотри пункт 1.

3. Бюрократизация учебного процесса

Общая идея. Армейская мудрость гласит: чтобы солдату в голову не приходили дурные мыcли, он должен быть постоянно занят; не важно чем, главное – занят. Чтобы в головы педагогов не проникли хорошие и умные мыли, они тоже должны быть постоянно заняты какой-нибудь пустой и тупой работой. Поскольку красить траву в среде преподавателей как-то не принято, нужно изобрести аналог «покраски травы» для профессуры.

Конкретные действия. Аналогом «покраски травы» в ВУЗах может быть заполнение бесчисленных и никому не нужных бумаг и отчетов. Каждый год надо менять формы основных документов, чтобы всю документацию надо было переделывать заново. Но педагоги (особенно советской закалки) – люди вредные, упертые и стойкие. Даже в бессмысленном деле они запросто могут найти творческую составляющую. Чтобы исключить эту возможность необходимо в документооборот ввести элемент авральности: около 30% всех бумаг следует требовать предоставить срочно и с-сегодня-на-завтра.

4. Либерализация учебного процесса

Общая идея. Обучение человека чему-то новому в большинстве случаев вызывает сопротивления. Поэтому насилие  есть неотъемлемый элемент любого эффективного образовательного процесса. Отсутствие насилия резко снижает эффективность обучения. Давайте вспомним старые фильмы с Брюсом Ли и Ван Даммом или учителя «Белый лотос» из кинофильма-гротеска «Убить Билла 2». Помните, как там учителя учили своих учеников? Результата был – ого-го! Для снижения качества образования необходимо максимально либерализовать учебный процесс. Человек  - существо ленивое (студент – в особенности), поэтому студенту, вырвавшемуся из под контроля школы и родителей и не попавшему в другую систему контроля, будет явно не до учебы.

Конкретные действия.  Свободное (пусть не de jure, но de facto) посещение лекций, выбор студентами педагогов, неограниченное количество пересдач экзаменов и зачетов, минимальное отчисление (в идеале – вообще избавиться от явления отчисления) студентов. Побольше капустников, КВНов, конкурсов красоты и т.п.

5. Разрушение интеллектуальной атмосферы

Общая идея. В ВУЗе лекции и семинары – это не главное. Главное – это создание образовательного поля. Именно поэтому западные ВУЗ охотятся за нобелевскими лауреатами и известным учеными и готовы платить им килбаксы просто за факт присутствия. Почему учёные любят ездить на конференции и симпозиумы (на которых, по правде говоря, больше «тусуются» и «выпивают», чем обсуждают научные проблемы)? Да потому, что они там становятся умнее! Сотня светлых голов в одном месте создает уникальное «поле ума»; попавшие в это поле люди умнеют на глазах и рождают хорошие идеи.  Однако это интеллектуальное поле легко разрушается под действием низкоуровневых вибрация? Достаточно ввести в это поле десяток идиотов и пиши «пропало» – поля больше нет. Если идиотов будет больше, то они уже начинают создавать свое поле идиотства, в котором люди глупеют.

Конкретные действия. Необходимо устранить заслоны, препятствующие приему в ВУЗы идиотов, бескультурных, агрессивных личностей. Для этого необходимо:

- лишить педагогов ВУЗов права отбирать студентов самостоятельно, 
- сделать прием в ВУЗы безличным (элементарный фейс-контроль легко выявляет вышеуказанные патологические типы), 
- снизить порог поступления до уровня двоченика (для этого  надо увеличить набор студентов).

Чтобы повышение количества обучаемых не потребовало дополнительных бюджетных средств,  делаем следующее: излишки студентов должны сами оплачивать свое обучения, количество преподавателей не увеличивать, увеличить нагрузку каждому педагогу (это поможет реализации пунктов 1 и 3 программы). Увеличение количества студентов, приходящихся на одного педагога, выгодно еще и потому, что обезличивает учебный процесс, превращая его в потогонный конвейер.

6.  Подбор руководящих кадров

Общая идея. На высшие руководящие должности в системе образования необходимо расставить людей, не соответствующих этим должностям. При правильном подборе и расстановке кадров скорый развал системы гарантирован.

Конкретные действия. Кого следует назначать на высшие руководящие должности в системе образования? Во-первых, людей, которые не пользуются авторитетом и уважением в среде своих коллег. Во-вторых, «крепких хозяйственников», но не мыслителями, которые в состоянии сформировать целостное представление о сложных системах. В-третьих, людей серых, не имеющих талантов и достижений; в этом случае они будут понимать, что целиком и полностью обязаны своему покровителю и будут идеально повиноваться и хранить тайну.

Для дестабилизации системы образования особенно ценными являются следующие психологические типы: тупые, амбициозные, гиперактивные, агрессивные, трусливые, соглашатели, алчные.

7. Маскировка

Общая идея. Чтобы программа разрушения образования не встретила сопротивление общественности, ее необходимо замаскировать. Врать надо по-крупному. Социальная психология утверждает: чем чудовищнее обман – тем легче в него поверят. Люди склонны думать, что их могут обмануть плохие люди (враги) исподтишка и по мелочам, но мало кто готов поверить, что их обманывают хорошие люди (свои), внаглую и по-крупному.

Конкретные действия.  Во-первых, в СМИ необходимо создавать непрерывный информационный шум о модернизации, инновации, болонизации и т.п. Для этого можно успехи отдельных личностей (победы на олимпиадах, конкурсах и т.п.) выдавать за успехи системы в целом. Во-вторых, необходимо отвлекать внимание общественности на второстепенные вопросы.  Для этого периодически следует затеивать бессмысленные реформы: менять 5-бальную систему оценок на 10- или 20-бальную, менять количество лет обучение то с 4 на 5, то с 5 на 4; сначала вводить, а потом отменять баклавариат, магистратуру, профильное обучение и т.п.; предлагать сокращать или удлинять (недовольные в любом случае найдутся) летние каникулы и т.п.  Пусть в борьбе против второстепенных нововведений активная часть педагогов утилизирует и распыляет свою протестную энергию.

Замечания к программе

Данная программа рассчитана на 5-10 лет. После этого срока начинают действовать механизмы положительной обратной связи (когда выпускники ВУЗов сами идут преподавать в школы и ВУЗы, писать учебники и т.п.). После этого деградация образовательной системы приобретает необратимый и самоподдерживающийся характер.
Вот собственно и все. Как видите – ничего сложного.

Для облегчения сравнения диверсионной программы Сандакова с реальными фактами приведу небольшой список показательных новостей образования за последнее годы (читайте, сравнивайте и оценивайте вероятность случайного совпадения):

Медведев распорядился уволить 140 тысяч преподавателей ВУЗов

В Беларуси профессора зарабатывают в 100 раз меньше футболистов

Министр образования Беларуси: бумажной работы в школе «может быть и гораздо больше»

В Беларуси на одного студента расходуется в 7 раз меньше средств, чем в Евросоюзе

Министр образования России дал характеристику белорусским профессорам: нищеброды, бездари и взяточники

7 баллов по ЦТ можно набрать, не читая заданий

Белорусскую АЭС будут обслуживать специалисты, имеющие при поступлении 189 баллов из 400

Жириновский требует звания академика за открытие главного принципа управления образованием в 21 веке

Министр образования Беларуси: учителя довольны свой зарплатой в 3 миллиона рублей

Январь 2013, г. Минск

© Сандаков Д.Б., 2013. 

http://www.obrazovanie.by/sandakov/kak-razvalit-obrazovanie.html

Статистика потерь против дилетантских подсчетов

Статистика потерь против дилетантских подсчетов

Немецкие генералы опровергают российских «историков»
31 марта 2020
   

В течение всего послесоветского периода нашей страны в массовое сознание настойчиво внедряются два мифа о людских потерях на советско-германском фронте: о том, что людские потери Красной армии «в подавляющем большинстве сражений многократно превосходили немецкие», и о «чрезмерной цене Победы».

Миф о «многократном» превышении возник в силу разного содержания понятий людских потерь и особенностей их исчисления в РККА и вермахте, а укрепился под влиянием публикаций о высоком воинском мастерстве немецких солдат.

В последние годы ряд авторов, относящих себя к историкам, называют совсем уж несуразные цифры. Так, Марк Солонин в книге «22 июня. Окончательный диагноз» (2019) полагает, что потери вермахта в приграничных сражениях 1941 года были в 35 раз меньше, чем у Красной армии, и даже при уничтожении войск группы армий «Центр» в ходе блестяще проведенной Белорусской наступательной операции советские потери якобы оказались вдвое выше. Борис Соколов в многочисленных сочинениях, в том числе в книге «Правда и мифы Второй мировой» (2018), утверждает, что почти во всех операциях на советско-германском фронте потери вермахта были во много раз меньше, чем у Красной армии. По «подсчетам» этого «историка», в контрнаступательных операциях РККА в Московской битве соотношение составило 1:27, под Сталинградом – 1:9,8, на Курской дуге – 1:4,7 в пользу вермахта. В последнем случае близкую пропорцию (1:4,5 в пользу вермахта) называют авторы книги «История России. Век ХХ» (под редакцией доктора исторических наук Андрея Зубова).

Красная армия побеждала, более расчетливо используя людские ресурсы

На самом деле в части людских потерь и их соотношения все обстояло совсем не так благоприятно для вермахта, как кажется Борису Соколову, Марку Солонину, Андрею Зубову и иже с ними. Появившиеся в продаже в последние годы книги бывших гитлеровских генералов и офицеров, описывающие боевой путь различных соединений вермахта, рисуют отнюдь не радужные картины итогов боев немецких войск с частями и соединениями Красной армии даже летом трагического для СССР 1941 года. Данные немецкими участниками войны оценки показывают, что цифры, приводимые отечественными фальсификаторами, не соответствуют действительному положению дел на советско-германском фронте. Сложившаяся ситуация объясняется как дилетантскими представлениями упомянутых авторов о реалиях Великой Отечественной, так и непониманием различий в методологии исчисления и сравнения военно-оперативных потерь в РККА и вермахте.

Подсчеты с помощью единого показателя исчисления безвозвратных потерь (погибшие, попавшие в плен, пропавшие без вести и раненые, направленные в тыловые госпитали) дают совершенно другие цифры, чем навязываемые отечественными фальсификаторами. Результаты, полученные на основе общедоступных данных, приведены в таблице.

Статистика потерь против дилетантских подсчетов

Анализ показывает, что в начале Великой Отечественной вермахт был объективно искуснее, сильнее, хитрее Красной армии, и ее потери оказались больше. Но постепенно положение менялось, к середине 1943 года боеспособность сторон выравнялась, а с 1944-го по воинскому мастерству и солдаты, и офицеры, и генералы Красной армии превосходили немецких. РККА побеждала за счет более рационального использования людских ресурсов, применяя их и дальновиднее, и оперативнее. Поэтому в течение последних полутора лет войны людские потери вермахта существенно превышали потери Красной армии.

Возможно, с дальнейшим рассекречиванием и вводом в научный оборот документов Великой Отечественной войны диапазоны интегральных оценок потерь в решающих сражениях на советско-германском фронте будут скорректированы, но общая картина противостояния Красной армии и вермахта не изменится. Она совсем не похожа на «заваливание немцев трупами красноармейцев», как рисуют Борис Соколов, Андрей Зубов и Марк Солонин.

Заголовок газетной версии – «Потери на поле воображения».

Владимир Литвиненко,
доктор технических наук, профессор

Картина дня

))}
Loading...
наверх