Андрей * предлагает Вам запомнить сайт «Закон и Порядок»
Вы хотите запомнить сайт «Закон и Порядок»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Защитим себя сами!

Грудинин или Путин?

развернуть

ГОРБАЧЕВ ЗАВЕЛ СТРАНУ В ТУПИК, ИЗ КОТОРОГО НЕ ЗНАЛ КАК ВЫБРАТЬСЯ

В Афганистане боевой летчик Александр Руцкой попал в плен к моджахедам, но перед самой казнью его спасла пакистанская группа захвата. После расстрела Белого дома в 1993 году уже вице-президента Руцкого и спикера Хасбулатова должен был застрелить, по его собственному признанию, начальник службы безопасности президента Коржаков, но помешала толпа, сбежавшаяся поглазеть на арестованных. Таких случаев в биографии Руцкого немало. Бывший вице-президент рассказывает о нескольких эпизодах своей бурной жизни, о том, как судьба хранила его, и о том, как Горбачев разваливал СССР.

460-рер.jpg
Александр Руцкой: «Последствия распада СССР представлял себе четко — это означало полный крах экономического потенциала, развал вооруженных сил и обороноспособности страны, потерю авторитета на мировой арене»

«НИ ОДНОЙ РОССИЙСКОЙ НАГРАДЫ У МЕНЯ НЕТ»

— …Вы знали, что делали моджахеды с пленными?

— Ну что? И истязали, и головы отрезали, и убивали: все что угодно. То же самое должно было произойти и со мной, потому что меня на дыбу подвесили (это перекладина, через которую переброшена веревка: одним ее концом тебе связывают заломленные назад руки, а другим — ноги). На восходе должны были, видимо, кончить, но помешала пакистанская группа захвата: прилетели на вертолете и от моджахедов меня забрали. Они тогда вычисляли: кто же им ночами удары наносил постоянно, ну а дальше, когда я уже в пакистанском оказался плену и в их тюрьме находился, вопрос задавали один: вы заместитель командующего армии — дайте нам информацию о порядке вывода войск из Афганистана. Это 88-й был год, и что мне только не предлагали: и паспорт кана­дский, и деньги, и все прочее. Слава Богу, наши разведка и контрразведка нашли меня и обменяли.

— Вы помните, о чем думали, когда на дыбе висели?

— Какие там могут быть мысли, если контузия? Меня, собственно, из-за нее в плен и взяли — осколок от гранатомета плашмя по затылку ударил. Очнулся я, когда, связанного за руки, за ноги, на палке несли, а что в этом положении сделаешь?

— Сколько часов вы так провисели?

— Вздернули меня где-то в полдень, а сняли утром на восходе солнца.

— Кормили?

— Ну кто же на дыбе кормить станет?

— И в туалет не водили?

— Какое там? Хотя в туалет-то, собственно говоря, незачем было, потому что пять дней я без еды бегал. Изъеден был весь москитами, комарами, а тут еще и подвесили — вся эта гадость одновременно тебя жрет, убить ее невозможно, и подсознательно понимаешь: все, это конец!

— С жизнью в тот момент вы уже попрощались?

— Однозначно. Пока в пакистанской тюрьме находился, родные и близкие не знали, что я жив, — вообще, в газетах пошла информация, что пропал без вести.

— Мне приходилось читать, что по договоренности с советскими спецслужбами ЦРУ выкупило вас у душманов за две Toyota, это правда?

— Да нет, глупости! Кто только чего не выдумывает — Жириновский вот заявил, что за две машины муки меня выкупили: ну полная ахинея! Просто задержанного на территории СССР разведчика ЦРУ привезли и произвели дипломатический обмен.

— Вы помните свои ощущения, когда после всех мытарств, вернувшись из плена, наконец на родную землю ступили?

— Конечно. Во-первых, 48 килограммов я весил и одежда 44 - 46-го размеров на мне болталась — не говоря уж о том, насколько своебразно она выглядела (у меня до сих пор карточка сохранилась — что-то типа вида на жительство, которая право на пересечение границы СССР давала). Из Пешавара меня перебросили на юг Пакистана и уже оттуда вывозили «Аэрофлотом»: ночью мы в самолет загрузились, а утром там меня спрятали — таким образом и вызволили.

— Спрятали, простите, как?

— Укромные уголки в самолете имеются, а потом, когда уже взлетели, я в иллюминатор смотрел, как бы всю свою жизнь перелистывал и понимал, что это просто какая-то удача невероятная, провидение, что ли, Господнее... Многое пришлось передумать, и когда приземлились, родные (за исключением старшего сына) меня не узнали.

— Чем, кроме Звезды Героя и ордена Ленина на грудь, отблагодарила вас за бесстрашную и верную службу советская Родина?

— У меня два ордена Красного Знамени (один — за Афганистан), орден Красной Звезды, с десяток медалей... С наградами Советского Союза все в порядке, но ни одной российской нет.

— Не заслужили, наверное...

(Смеется). Даже жетона какого-нибудь не перепало, а сейчас цацки раздают налево-направо — все нынче орденоносцы. Поэтому и возмущаюсь, когда называют иной раз Героем России. «Прошу, — поправляю, — не путать: я Герой Советского Союза, а не из тех, кто сегодня это высокое звание получил. Многие, безусловно, становятся Героями заслуженно, но и людей случайных хватает — просто диву даешься, как можно так безответственно, бездумно государственными наградами распоряжаться.

«С ЭТОЙ ИДИОТСКОЙ ПЕРЕСТРОЙКОЙ Я БЫЛ НЕ СОГЛАСЕН»

— Вы были первым и единственным вице-президентом России — почему Борис Николаевич Ельцин буквально в последнюю, по слухам, секунду выдвинул на этот пост именно вас?

— Первый разговор у нас состоялся еще за месяц до выборов — я тогда был председателем одного из Комитетов Верховного совета, окончил как раз академию Генерального штаба и был назначен начальником центра боевой подготовки Военно-воздушных сил СССР. Сначала от предложения Ельцина я категорически отказался, а потом решение все же принял. Почему? Потому что был не согласен с этой идиотской перестройкой, с конверсией, с уничтожением и сокращением обычных видов вооружения, всего подряд. Страна рушилась на глазах, но вы прекрасно знаете: заступая на военную службу, человек принимает присягу на верность Родине, и выход у меня был один: либо возмущаться, нося погоны, а это быстро могли прекратить, либо избраться депутатом и получить право говорить то, что думаешь.

Придя в российский пар­ламент рядовым депутатом, я быстро поднимался там по ступеням: стал председателем комитета, членом президиума Верховного совета. Это еще в советское время было — по сути, в переходный период, а почему отказался, когда Борис Николаевич предложил баллотироваться вместе с ним вице-президентом? Потому что не представлял, чем буду заниматься.

Тогда я совершенно не был политически ангажирован и многого в политике не понимал (потом уже осознал, что это), а цель преследовал лишь одну: не допустить уничтожения армии, предотвратить бездарную, безумную конверсию и прекратить эту глупость — перестройку, проведя реформу в КПСС. Также я предлагал отказаться от системы назначения первых секретарей крайкомов и обкомов и предоставить право избирать их коммунистам в субъектах Федерации.

Кстати, я был еще членом ЦК КПРФ и договорился до того, что меня не только из ЦК, но и из партии с формулировкой «за фракционизм» исключили, однако партбилет не выбрасывал — он у меня до сих пор хранится. Я никогда этим не бравировал и борца с коммунистической системой из себя не изображал, потому что не все в Советском Союзе было плохо, и если бы тогда Горбачев и многие другие меня послушали, столь тяжелых последствий можно было бы избежать. Если бы Устав КПСС изменили, это означало бы демократизацию: когда политического руководителя избирает народ, когда он становится подотчетен рядовым коммунистам плюс населению — это уже демократия.

Я убеждал, доказывал, что необходимо ввести частную собственность на средства производства — взять хотя бы сферу обслуживания. Помните, у нас несчастных цеховиков за то, что курточки шили, плащи...

— ...отправляли далеко и надолго...

— По 10 - 15 лет «врубали» за то, что не воровали, а творческий потенциал свой использовали, но это же совершенно неправильно. Ну зачем государству рестораны, кафе, парикмахерские, дома быта и прочее? Отдайте их частному сектору! Сама приватизация сферы обслуживания — тоже шаг к демократизации, к переходу на новые формы экономических отношений, то есть надо было вовремя дать людям то, что они хотят, и краха бы не случилось.

«МЫ ЗАХВАТИЛИ САМОЛЕТ И ПОЛЕТЕЛИ В ФОРОС»

— Мы о развале большой страны говорили, против которого вы категорически возражали, но начало ему положили, подтолкнули этот процесс события августа 91‑го. Происходили они на ваших глазах, в борьбу с ГКЧП вы активно включились — скажите, пожалуйста, каким-то кукольным, объявленным как бы понарошку августовский путч не выглядел?

— Понимаете, с путчем я не боролся — когда все это произошло, и президент России поставил на «-товсь» служебный «ЗИЛ», готовясь отъехать в американское посольство, был разработан, так сказать, порядок отбытия туда...

— ...из подвала Белого дома?

— Да... Я раз 20 Ельцина убеждал: «Этого делать нельзя — этот крест не только на вас ляжет, но и на всех нас», - и уговорил-таки. «Давайте, — предложил, — я полечу в Форос и привезу Горбачева». Он колебался: «Как ты туда полетишь? Ты понимаешь, чем это может закончиться?» — «Понимаю, чем все может закончиться, если президента СССР не привезти», — я ответил. «Ну лети», — а дальше мы захватили самолет и улетели без сопровождения по эшелону — никто нами не управлял.

— Кто именно: вы, Бакатин — на тот момент член совета безопасности при президенте СССР, и председатель совета министров РСФСР Силаев? 

— Перечисленные вами ребята присутствовали, а в основном занимались этим 20 офицеров внутренних войск, я и на тот момент заместитель министра внутренних дел РСФСР генерал-лейтенант Дунаев.

— Вы захватили самолет — я не ослышался?

— Ну а что было делать — как до Фороса добраться? Знаете, потом вокруг форосского «заточения» Горбачева много домыслов было, и сам Михаил Сергеевич рассказывал, что его, дескать, арестовали, связь отключили... Все это ложь, вранье чистой воды и предательство, потому что еще в марте 91-го, накануне этих событий, Горбачев поставил этим же людям, будущим участникам ГКЧП, задачу разработать проект закона «О введении чрезвычайного положения». Он своих товарищей просто подставил, а сам спрятался на своей даче в Крыму, чтобы посмотреть со стороны, куда же кривая выведет и как народ на эту ситуацию отреагирует.

— ГКЧП — проект Горбачева?

— Однозначно! — я разобрался в этом через неделю после того, как всех его членов арестовали.

— Живых — некоторые, напомню, с собой покончили...

— Вот-вот! Видит Бог, по какому бы вопросу Ельцин впоследствии меня ни вызывал, я всегда просил его: «Выпустите их — они преступления не совершали. Они присягали на верность Родине и хотели лишь одного — сохранить Советский Союз», ведь в ходе Ново-Огаревского процесса рассматривались два формата нового Союза, в том числе федеративный, когда все субъекты СССР имеют: а) политическую самостоятельность и суверенитет и б) экономическую самостоятельность, — и что тут плохого? При этом единый центр есть, единая система обороны, единая армия, единая валюта — все получили бы политические, экономические свободы, сберегли бы потенциал и двухполярный мир: вы же видите, к чему приводит однополярный, а сегодня все делается, чтобы его сохранить. Как должен нормальный человек на эту ситуацию реагировать?

— Автором сценария путча был непосредственно Горбачев?

— Ну, конечно.

— Хм, а зачем это ему было нужно? Чего в данном случае он хотел? Увидел, что перестройка вы­шла из-под контроля и ее последствия стали непредсказуемы?

— До этих событий к Горбачеву относился я уважительно, но с некоторым скептицизмом, потому что не раз вопросы ему задавал и слышал в ответ раздраженное: «Александр Владимирович, ну что ты на съездах партии все время бузишь, почему с этими дурацкими идеями носишься?» Я настаивал: «Михаил Сергеевич, я предлагаю введение частной собственности на средства производства в сфере обслуживания, выборы секретарей крайкомов и обкомов КПСС, федеративный принцип устройства государства, когда каждая республика и политическую, и экономическую получает свободу, но при этом остается в составе единого государства — это как раз и есть перестройка, а вот чего хотите вы, не понимаю», и он начинал ходить, руками размахивать, что-то рассказывать... Нес, понимаете, бред! — а когда, помните, на кораблике в Средиземном море...

— ...у берегов Мальты...

— ...да, с Рей­ганом о со­кращении обычных средств вооружения договорился?.. Мало того, нам еще и перемещать на своей территории войска запретили — если бы я не был военным, может, и пропустил бы все это мимо ушей, но тут понял, что нам просто руки связали и начали резать, уничтожать все: современные танки, оперативно-тактические и тактические ракеты, артиллерию. А вывод войск Западной группы, Северной, Южной? Да, их надо было выводить, но не таким образом...

— ...и по­следующее объединение Германии могло пройти на других условиях...

— Да, и те же Соединенные Штаты Америки клялись-божились тогда, что границы НАТО к России не приблизятся... Вот цена их обещаний! — надо было наивным быть идиотом, чтобы им поверить.

— Сказать, что Михаил Сергеевич Гор­бачев — наивный идиот, мы не можем, значит?..

— Это уж пускай каждый решает сам, а я свое личное мнение высказываю: так по отношению к своей стране поступать нельзя. Вот внешнюю политику, которую сегодня Путин проводит, я одобряю, хотя она не по вкусу другим. Почему? Да потому, что человек о престиже своего государства думает, а когда вытирают о нас ноги и плюют нам в лицо, кому, вы меня извините, это понравится?

«ДА КТО Ж ЕГО АРЕСТОВЫВАЛ?..»

— Зачем, повторяю вопрос, Горбачеву был нужен ГКЧП?

— Зачем? Объясню. Дело в том, что своей болтовней и демагогией он довел ситуацию до крайности, когда политическая элита субъектов Советского Союза попросту обнаглела. Ту же Беловежскую Пущу давайте возьмем, подписание соглашения о создании СНГ — кто давал на это полномочия Кравчуку? Верховная Рада?

— Референдум о независимости, состоявшийся 1 декабря 1991 года, за неделю до встречи трех лидеров в Беловежье...

— Однако Верховная Рада этих полномочий ему не давала, и Шушкевичу Верховный Совет Белоруссии не давал, и Ельцина никто не уполномочивал — значит, эта троица совершила государственный переворот. На такие случаи были Уголовные кодексы УССР, БССР и РСФСР, где четко и ясно прописывалось, что за подобные вещи полагается: тогда высшая мера наказания была предусмотрена — понимаете?

— Вот вы говорите: они обнаглели — и что, Горбачев посредством чрезвычайного положения их приструнить попытался?

— Вспомните: кому первому доложил Ельцин, что больше Советского Союза не существует?

— Бушу-старшему...

— Да, а теперь, когда мне говорят: «Вечно ты, Руцкой, кого-то обвиняешь, везде происки Америки видишь и прочее», я отвечаю: да ради Бога! — но давайте книгу «Вопрос вопросов»: почему не стало Советского Союза?» почитаем, которую написал американский историк Стивен Коэн, давайте познакомимся со статьями американского экономиста и политолога Фредерика Энгдаля, послушаем, что говорит Дмитрий Саймс, тоже американец, поэтому я абсолютно ничего не выдумываю.

— Хорошо: какой план был или мог быть у Горбачева? ГКЧП региональных лидеров на место поставил бы и тут снова весь в белом Михаил Сергеевич появился бы — так, что ли?

— Конечно.

— То есть все было заранее оговорено и роли распределили?

— Да, 100 процентов!

— Когда вы прилетели к нему в Форос, никакой отключенной связи не было?

— Во-первых, без всяких препон я добрался до самой дачи, и хотя нам пытались помешать осуществить посадку в Бельбеке, мы все-таки сели. Тут же к самолету подъехал «газик», из которого вышел комендант аэродрома, а я же военный человек, и он мне по форме представился: мол, такой-то такой-то. «Слушай, можешь автобус мне дать?» — я спросил, и вот подъезжаем к даче и видим, что у входа Владимир Александрович Крючков и Дмитрий Тимофеевич Язов стоят — председатель комитета госбезопасности и министр обороны.

— Они прилетели раньше?

— Да. Я подошел, поздоровался... Спрашиваю: «В чем дело?» А они: «Нас не пускают». — «Как? — удивился я. — Он вами же арестован». — «Да кто его, Александр Владимирович, арестовывал?»

Подхожу, нажимаю кнопку звонка, выходит начальник службы безопасности Горбачева Медведев. «Я к Михал Сергеичу», — говорю. Он: «Сейчас». Набирает: «Михаил Сергеевич, здесь Руцкой». — «Пускай заходит». Захожу в здание, и первое, что вижу в холле, — телефон-кремлевку: трубку снимаю — опа! — работает... Мне отвечают: «Коммутатор». — «Девушка, соедините меня с Ельциным» — второй раз повторять не пришлось. «Борис Николаевич, — докладываю, — я в Форосе, все нормально, сейчас буду разговаривать с Михаилом Сергеевичем». — «Ну давай. Перед вылетом в Москву позвони», — и я положил трубку.

— Какой, однако, спектакль!

— Дальше рассказываю. Там балюстрада — смотрю, а по лестнице Раиса Максимовна спускается вниз и плачет. Она, видимо, меня не узнала и воскликнула: «Все!», - а когда подошла, слезы высохли: «Я думала, вы приехали нас арестовывать». — «Да ну, Раиса Максимовна, — успокоил ее, — я, наоборот, прилетел вас забрать».

Заходим к Михаилу Сергеевичу — он в бежевом пуловере, небритый, и тут же эмоционально начал рассказывать: «Связь отключили, так я старенькую «Спидолу» на чердаке нашел и эфир прослушивал». Я про себя думаю: ну какая может быть старенькая «Спидола» на чердаке, если здание дачи сдано год назад? Потом он описывал, как пленку с видеозаписью своего обращения чуть ли не сжевал и не проглотил — ну детский лепет!

— То есть ареста не было?

— Если человек в заточении, если у него связаны руки, ведет он себя по-другому — я уж не говорю о том, что есть тысячи способов самолету не дать приземлиться. По пути следования от аэродрома до резиденции я видел, так сказать, обеспечение безопасности: никто нас не остановил, а можно ведь было нашу группу убрать — никто бы и не вякнул, и, наконец, третье — внутри самой дачи обстановка была спокойная...

Я говорю Горбачеву: «Михаил Сергеевич, ладно, заканчиваем и полетели в Москву». — «Я на своем самолете». — «Нет, полетите вы на моем». Ну а у меня были нормальные с Владимиром Александровичем Крючковым отношения, потому что он в моем освобождении из плена большое участие принимал, так я еще и его с собой забрал.

— Как заложника?

— Нет-нет: не дай Бог, думаю, со стариком что-то случится... Мы с ним на борту даже по рюмке выпили, перекусили... Мы же самолет Янаева захватили, поэтому там и покушать, и выпить что было.

— В Москву вы прилетели вместе с Горбачевым, и я помню эти кадры, которые обошли весь мир: спускается Михаил Сергеевич по-домашнему так одетый и следом Раиса Максимовна с завернутой в плед внучкой...

— А Руцкого сейчас оттуда везде вырезают — нигде вы меня не увидите...

— Вы говорили когда-нибудь Горбачеву, что его игру разгадали?

 

Политика

Александр Руцкой: «Путч 1991 года — это проект Горбачева, он сам придумал его сценарий»

19.10.2012

ГОРБАЧЕВ ЗАВЕЛ СТРАНУ В ТУПИК, ИЗ КОТОРОГО НЕ ЗНАЛ КАК ВЫБРАТЬСЯ

В Афганистане боевой летчик Александр Руцкой попал в плен к моджахедам, но перед самой казнью его спасла пакистанская группа захвата. После расстрела Белого дома в 1993 году уже вице-президента Руцкого и спикера Хасбулатова должен был застрелить, по его собственному признанию, начальник службы безопасности президента Коржаков, но помешала толпа, сбежавшаяся поглазеть на арестованных. Таких случаев в биографии Руцкого немало. Бывший вице-президент рассказывает о нескольких эпизодах своей бурной жизни, о том, как судьба хранила его, и о том, как Горбачев разваливал СССР.

460-рер.jpg
Александр Руцкой: «Последствия распада СССР представлял себе четко — это означало полный крах экономического потенциала, развал вооруженных сил и обороноспособности страны, потерю авторитета на мировой арене»

«НИ ОДНОЙ РОССИЙСКОЙ НАГРАДЫ У МЕНЯ НЕТ»

— …Вы знали, что делали моджахеды с пленными?

— Ну что? И истязали, и головы отрезали, и убивали: все что угодно. То же самое должно было произойти и со мной, потому что меня на дыбу подвесили (это перекладина, через которую переброшена веревка: одним ее концом тебе связывают заломленные назад руки, а другим — ноги). На восходе должны были, видимо, кончить, но помешала пакистанская группа захвата: прилетели на вертолете и от моджахедов меня забрали. Они тогда вычисляли: кто же им ночами удары наносил постоянно, ну а дальше, когда я уже в пакистанском оказался плену и в их тюрьме находился, вопрос задавали один: вы заместитель командующего армии — дайте нам информацию о порядке вывода войск из Афганистана. Это 88-й был год, и что мне только не предлагали: и паспорт кана­дский, и деньги, и все прочее. Слава Богу, наши разведка и контрразведка нашли меня и обменяли.

— Вы помните, о чем думали, когда на дыбе висели?

— Какие там могут быть мысли, если контузия? Меня, собственно, из-за нее в плен и взяли — осколок от гранатомета плашмя по затылку ударил. Очнулся я, когда, связанного за руки, за ноги, на палке несли, а что в этом положении сделаешь?

— Сколько часов вы так провисели?

— Вздернули меня где-то в полдень, а сняли утром на восходе солнца.

— Кормили?

— Ну кто же на дыбе кормить станет?

— И в туалет не водили?

— Какое там? Хотя в туалет-то, собственно говоря, незачем было, потому что пять дней я без еды бегал. Изъеден был весь москитами, комарами, а тут еще и подвесили — вся эта гадость одновременно тебя жрет, убить ее невозможно, и подсознательно понимаешь: все, это конец!

— С жизнью в тот момент вы уже попрощались?

— Однозначно. Пока в пакистанской тюрьме находился, родные и близкие не знали, что я жив, — вообще, в газетах пошла информация, что пропал без вести.

— Мне приходилось читать, что по договоренности с советскими спецслужбами ЦРУ выкупило вас у душманов за две Toyota, это правда?

— Да нет, глупости! Кто только чего не выдумывает — Жириновский вот заявил, что за две машины муки меня выкупили: ну полная ахинея! Просто задержанного на территории СССР разведчика ЦРУ привезли и произвели дипломатический обмен.

— Вы помните свои ощущения, когда после всех мытарств, вернувшись из плена, наконец на родную землю ступили?

— Конечно. Во-первых, 48 килограммов я весил и одежда 44 - 46-го размеров на мне болталась — не говоря уж о том, насколько своебразно она выглядела (у меня до сих пор карточка сохранилась — что-то типа вида на жительство, которая право на пересечение границы СССР давала). Из Пешавара меня перебросили на юг Пакистана и уже оттуда вывозили «Аэрофлотом»: ночью мы в самолет загрузились, а утром там меня спрятали — таким образом и вызволили.

— Спрятали, простите, как?

— Укромные уголки в самолете имеются, а потом, когда уже взлетели, я в иллюминатор смотрел, как бы всю свою жизнь перелистывал и понимал, что это просто какая-то удача невероятная, провидение, что ли, Господнее... Многое пришлось передумать, и когда приземлились, родные (за исключением старшего сына) меня не узнали.

— Чем, кроме Звезды Героя и ордена Ленина на грудь, отблагодарила вас за бесстрашную и верную службу советская Родина?

— У меня два ордена Красного Знамени (один — за Афганистан), орден Красной Звезды, с десяток медалей... С наградами Советского Союза все в порядке, но ни одной российской нет.

— Не заслужили, наверное...

(Смеется). Даже жетона какого-нибудь не перепало, а сейчас цацки раздают налево-направо — все нынче орденоносцы. Поэтому и возмущаюсь, когда называют иной раз Героем России. «Прошу, — поправляю, — не путать: я Герой Советского Союза, а не из тех, кто сегодня это высокое звание получил. Многие, безусловно, становятся Героями заслуженно, но и людей случайных хватает — просто диву даешься, как можно так безответственно, бездумно государственными наградами распоряжаться.

«С ЭТОЙ ИДИОТСКОЙ ПЕРЕСТРОЙКОЙ Я БЫЛ НЕ СОГЛАСЕН»

— Вы были первым и единственным вице-президентом России — почему Борис Николаевич Ельцин буквально в последнюю, по слухам, секунду выдвинул на этот пост именно вас?

— Первый разговор у нас состоялся еще за месяц до выборов — я тогда был председателем одного из Комитетов Верховного совета, окончил как раз академию Генерального штаба и был назначен начальником центра боевой подготовки Военно-воздушных сил СССР. Сначала от предложения Ельцина я категорически отказался, а потом решение все же принял. Почему? Потому что был не согласен с этой идиотской перестройкой, с конверсией, с уничтожением и сокращением обычных видов вооружения, всего подряд. Страна рушилась на глазах, но вы прекрасно знаете: заступая на военную службу, человек принимает присягу на верность Родине, и выход у меня был один: либо возмущаться, нося погоны, а это быстро могли прекратить, либо избраться депутатом и получить право говорить то, что думаешь.

Придя в российский пар­ламент рядовым депутатом, я быстро поднимался там по ступеням: стал председателем комитета, членом президиума Верховного совета. Это еще в советское время было — по сути, в переходный период, а почему отказался, когда Борис Николаевич предложил баллотироваться вместе с ним вице-президентом? Потому что не представлял, чем буду заниматься.

Тогда я совершенно не был политически ангажирован и многого в политике не понимал (потом уже осознал, что это), а цель преследовал лишь одну: не допустить уничтожения армии, предотвратить бездарную, безумную конверсию и прекратить эту глупость — перестройку, проведя реформу в КПСС. Также я предлагал отказаться от системы назначения первых секретарей крайкомов и обкомов и предоставить право избирать их коммунистам в субъектах Федерации.

Кстати, я был еще членом ЦК КПРФ и договорился до того, что меня не только из ЦК, но и из партии с формулировкой «за фракционизм» исключили, однако партбилет не выбрасывал — он у меня до сих пор хранится. Я никогда этим не бравировал и борца с коммунистической системой из себя не изображал, потому что не все в Советском Союзе было плохо, и если бы тогда Горбачев и многие другие меня послушали, столь тяжелых последствий можно было бы избежать. Если бы Устав КПСС изменили, это означало бы демократизацию: когда политического руководителя избирает народ, когда он становится подотчетен рядовым коммунистам плюс населению — это уже демократия.

Я убеждал, доказывал, что необходимо ввести частную собственность на средства производства — взять хотя бы сферу обслуживания. Помните, у нас несчастных цеховиков за то, что курточки шили, плащи...

— ...отправляли далеко и надолго...

— По 10 - 15 лет «врубали» за то, что не воровали, а творческий потенциал свой использовали, но это же совершенно неправильно. Ну зачем государству рестораны, кафе, парикмахерские, дома быта и прочее? Отдайте их частному сектору! Сама приватизация сферы обслуживания — тоже шаг к демократизации, к переходу на новые формы экономических отношений, то есть надо было вовремя дать людям то, что они хотят, и краха бы не случилось.

«МЫ ЗАХВАТИЛИ САМОЛЕТ И ПОЛЕТЕЛИ В ФОРОС»

— Мы о развале большой страны говорили, против которого вы категорически возражали, но начало ему положили, подтолкнули этот процесс события августа 91‑го. Происходили они на ваших глазах, в борьбу с ГКЧП вы активно включились — скажите, пожалуйста, каким-то кукольным, объявленным как бы понарошку августовский путч не выглядел?

— Понимаете, с путчем я не боролся — когда все это произошло, и президент России поставил на «-товсь» служебный «ЗИЛ», готовясь отъехать в американское посольство, был разработан, так сказать, порядок отбытия туда...

— ...из подвала Белого дома?

— Да... Я раз 20 Ельцина убеждал: «Этого делать нельзя — этот крест не только на вас ляжет, но и на всех нас», - и уговорил-таки. «Давайте, — предложил, — я полечу в Форос и привезу Горбачева». Он колебался: «Как ты туда полетишь? Ты понимаешь, чем это может закончиться?» — «Понимаю, чем все может закончиться, если президента СССР не привезти», — я ответил. «Ну лети», — а дальше мы захватили самолет и улетели без сопровождения по эшелону — никто нами не управлял.

— Кто именно: вы, Бакатин — на тот момент член совета безопасности при президенте СССР, и председатель совета министров РСФСР Силаев? 

— Перечисленные вами ребята присутствовали, а в основном занимались этим 20 офицеров внутренних войск, я и на тот момент заместитель министра внутренних дел РСФСР генерал-лейтенант Дунаев.

— Вы захватили самолет — я не ослышался?

— Ну а что было делать — как до Фороса добраться? Знаете, потом вокруг форосского «заточения» Горбачева много домыслов было, и сам Михаил Сергеевич рассказывал, что его, дескать, арестовали, связь отключили... Все это ложь, вранье чистой воды и предательство, потому что еще в марте 91-го, накануне этих событий, Горбачев поставил этим же людям, будущим участникам ГКЧП, задачу разработать проект закона «О введении чрезвычайного положения». Он своих товарищей просто подставил, а сам спрятался на своей даче в Крыму, чтобы посмотреть со стороны, куда же кривая выведет и как народ на эту ситуацию отреагирует.

— ГКЧП — проект Горбачева?

— Однозначно! — я разобрался в этом через неделю после того, как всех его членов арестовали.

— Живых — некоторые, напомню, с собой покончили...

— Вот-вот! Видит Бог, по какому бы вопросу Ельцин впоследствии меня ни вызывал, я всегда просил его: «Выпустите их — они преступления не совершали. Они присягали на верность Родине и хотели лишь одного — сохранить Советский Союз», ведь в ходе Ново-Огаревского процесса рассматривались два формата нового Союза, в том числе федеративный, когда все субъекты СССР имеют: а) политическую самостоятельность и суверенитет и б) экономическую самостоятельность, — и что тут плохого? При этом единый центр есть, единая система обороны, единая армия, единая валюта — все получили бы политические, экономические свободы, сберегли бы потенциал и двухполярный мир: вы же видите, к чему приводит однополярный, а сегодня все делается, чтобы его сохранить. Как должен нормальный человек на эту ситуацию реагировать?

— Автором сценария путча был непосредственно Горбачев?

— Ну, конечно.

— Хм, а зачем это ему было нужно? Чего в данном случае он хотел? Увидел, что перестройка вы­шла из-под контроля и ее последствия стали непредсказуемы?

— До этих событий к Горбачеву относился я уважительно, но с некоторым скептицизмом, потому что не раз вопросы ему задавал и слышал в ответ раздраженное: «Александр Владимирович, ну что ты на съездах партии все время бузишь, почему с этими дурацкими идеями носишься?» Я настаивал: «Михаил Сергеевич, я предлагаю введение частной собственности на средства производства в сфере обслуживания, выборы секретарей крайкомов и обкомов КПСС, федеративный принцип устройства государства, когда каждая республика и политическую, и экономическую получает свободу, но при этом остается в составе единого государства — это как раз и есть перестройка, а вот чего хотите вы, не понимаю», и он начинал ходить, руками размахивать, что-то рассказывать... Нес, понимаете, бред! — а когда, помните, на кораблике в Средиземном море...

— ...у берегов Мальты...

— ...да, с Рей­ганом о со­кращении обычных средств вооружения договорился?.. Мало того, нам еще и перемещать на своей территории войска запретили — если бы я не был военным, может, и пропустил бы все это мимо ушей, но тут понял, что нам просто руки связали и начали резать, уничтожать все: современные танки, оперативно-тактические и тактические ракеты, артиллерию. А вывод войск Западной группы, Северной, Южной? Да, их надо было выводить, но не таким образом...

— ...и по­следующее объединение Германии могло пройти на других условиях...

— Да, и те же Соединенные Штаты Америки клялись-божились тогда, что границы НАТО к России не приблизятся... Вот цена их обещаний! — надо было наивным быть идиотом, чтобы им поверить.

— Сказать, что Михаил Сергеевич Гор­бачев — наивный идиот, мы не можем, значит?..

— Это уж пускай каждый решает сам, а я свое личное мнение высказываю: так по отношению к своей стране поступать нельзя. Вот внешнюю политику, которую сегодня Путин проводит, я одобряю, хотя она не по вкусу другим. Почему? Да потому, что человек о престиже своего государства думает, а когда вытирают о нас ноги и плюют нам в лицо, кому, вы меня извините, это понравится?

«ДА КТО Ж ЕГО АРЕСТОВЫВАЛ?..»

— Зачем, повторяю вопрос, Горбачеву был нужен ГКЧП?

— Зачем? Объясню. Дело в том, что своей болтовней и демагогией он довел ситуацию до крайности, когда политическая элита субъектов Советского Союза попросту обнаглела. Ту же Беловежскую Пущу давайте возьмем, подписание соглашения о создании СНГ — кто давал на это полномочия Кравчуку? Верховная Рада?

— Референдум о независимости, состоявшийся 1 декабря 1991 года, за неделю до встречи трех лидеров в Беловежье...

— Однако Верховная Рада этих полномочий ему не давала, и Шушкевичу Верховный Совет Белоруссии не давал, и Ельцина никто не уполномочивал — значит, эта троица совершила государственный переворот. На такие случаи были Уголовные кодексы УССР, БССР и РСФСР, где четко и ясно прописывалось, что за подобные вещи полагается: тогда высшая мера наказания была предусмотрена — понимаете?

— Вот вы говорите: они обнаглели — и что, Горбачев посредством чрезвычайного положения их приструнить попытался?

— Вспомните: кому первому доложил Ельцин, что больше Советского Союза не существует?

— Бушу-старшему...

— Да, а теперь, когда мне говорят: «Вечно ты, Руцкой, кого-то обвиняешь, везде происки Америки видишь и прочее», я отвечаю: да ради Бога! — но давайте книгу «Вопрос вопросов»: почему не стало Советского Союза?» почитаем, которую написал американский историк Стивен Коэн, давайте познакомимся со статьями американского экономиста и политолога Фредерика Энгдаля, послушаем, что говорит Дмитрий Саймс, тоже американец, поэтому я абсолютно ничего не выдумываю.

— Хорошо: какой план был или мог быть у Горбачева? ГКЧП региональных лидеров на место поставил бы и тут снова весь в белом Михаил Сергеевич появился бы — так, что ли?

— Конечно.

— То есть все было заранее оговорено и роли распределили?

— Да, 100 процентов!

— Когда вы прилетели к нему в Форос, никакой отключенной связи не было?

— Во-первых, без всяких препон я добрался до самой дачи, и хотя нам пытались помешать осуществить посадку в Бельбеке, мы все-таки сели. Тут же к самолету подъехал «газик», из которого вышел комендант аэродрома, а я же военный человек, и он мне по форме представился: мол, такой-то такой-то. «Слушай, можешь автобус мне дать?» — я спросил, и вот подъезжаем к даче и видим, что у входа Владимир Александрович Крючков и Дмитрий Тимофеевич Язов стоят — председатель комитета госбезопасности и министр обороны.

— Они прилетели раньше?

— Да. Я подошел, поздоровался... Спрашиваю: «В чем дело?» А они: «Нас не пускают». — «Как? — удивился я. — Он вами же арестован». — «Да кто его, Александр Владимирович, арестовывал?»

Подхожу, нажимаю кнопку звонка, выходит начальник службы безопасности Горбачева Медведев. «Я к Михал Сергеичу», — говорю. Он: «Сейчас». Набирает: «Михаил Сергеевич, здесь Руцкой». — «Пускай заходит». Захожу в здание, и первое, что вижу в холле, — телефон-кремлевку: трубку снимаю — опа! — работает... Мне отвечают: «Коммутатор». — «Девушка, соедините меня с Ельциным» — второй раз повторять не пришлось. «Борис Николаевич, — докладываю, — я в Форосе, все нормально, сейчас буду разговаривать с Михаилом Сергеевичем». — «Ну давай. Перед вылетом в Москву позвони», — и я положил трубку.

— Какой, однако, спектакль!

— Дальше рассказываю. Там балюстрада — смотрю, а по лестнице Раиса Максимовна спускается вниз и плачет. Она, видимо, меня не узнала и воскликнула: «Все!», - а когда подошла, слезы высохли: «Я думала, вы приехали нас арестовывать». — «Да ну, Раиса Максимовна, — успокоил ее, — я, наоборот, прилетел вас забрать».

Заходим к Михаилу Сергеевичу — он в бежевом пуловере, небритый, и тут же эмоционально начал рассказывать: «Связь отключили, так я старенькую «Спидолу» на чердаке нашел и эфир прослушивал». Я про себя думаю: ну какая может быть старенькая «Спидола» на чердаке, если здание дачи сдано год назад? Потом он описывал, как пленку с видеозаписью своего обращения чуть ли не сжевал и не проглотил — ну детский лепет!

— То есть ареста не было?

— Если человек в заточении, если у него связаны руки, ведет он себя по-другому — я уж не говорю о том, что есть тысячи способов самолету не дать приземлиться. По пути следования от аэродрома до резиденции я видел, так сказать, обеспечение безопасности: никто нас не остановил, а можно ведь было нашу группу убрать — никто бы и не вякнул, и, наконец, третье — внутри самой дачи обстановка была спокойная...

Я говорю Горбачеву: «Михаил Сергеевич, ладно, заканчиваем и полетели в Москву». — «Я на своем самолете». — «Нет, полетите вы на моем». Ну а у меня были нормальные с Владимиром Александровичем Крючковым отношения, потому что он в моем освобождении из плена большое участие принимал, так я еще и его с собой забрал.

— Как заложника?

— Нет-нет: не дай Бог, думаю, со стариком что-то случится... Мы с ним на борту даже по рюмке выпили, перекусили... Мы же самолет Янаева захватили, поэтому там и покушать, и выпить что было.

— В Москву вы прилетели вместе с Горбачевым, и я помню эти кадры, которые обошли весь мир: спускается Михаил Сергеевич по-домашнему так одетый и следом Раиса Максимовна с завернутой в плед внучкой...

— А Руцкого сейчас оттуда везде вырезают — нигде вы меня не увидите...

— Вы говорили когда-нибудь Горбачеву, что его игру разгадали?

— Ситуация складывалась так: я его привез, приехал к Белому дому, как сегодня это здание называют, а там масса людей. По громкоговорителю я объявил, что Горбачев на месте, противостояние закончено (народ ликовать начал!) и Борису Николаевичу пошел докладывать, а на следующий день меня Михаил Сергеевич пригласил: «Ну, как думаете, Александр Владимирович, — спросил, — что будет дальше?» — «Думаю, — я ответил, — что как президент СССР вы должны освободить арестованных Язова, Крючкова и председателя Верховного совета Анатолия Ивановича Лукьянова». — «Да ты понимаешь, что они преступление совершили?!» — «Михаил Сергеевич, — говорю, — ну не надо: за кого вы меня держите? Как мужчина, вы должны поступить именно так, потому что это ваши товарищи и подчиненные».

— Министр внутренних дел Пуго между тем уже к тому времени застрелился, вид­нейший вое­на­чаль­ник маршал Ахромеев повесился, управделами ЦК Кручина выбросился (или его выбросили) с балкона...

— Тогда я еще не знал, что в марте у Горбачева с будущими гэкачепистами разговор состоялся, что сценарий был Горбачевым предложен — эти детали потом уже всплыли. Он покачал головой: «Нет, я этим заниматься не буду, а что ты о подписании Союзного договора думаешь?» — «Ситуацию вы завели в тупик, — был мой ответ, — но если выскажетесь однозначно за федеративный формат устройства СССР, если жестко поставите в рамки политическое руководство союзных республик, все будет в порядке».

Вы помните, что потом в Беловежской Пуще случилось? — и вот 12 декабря 1991 года депутаты Верховного совета РСФСР в раздумье сидят: поддержать это — не поддержать, а вице-президент — не депутат! — на трибуну выходит и говорит: «Ратифицировать этот документ нельзя!» Ну представьте, какие отношения между президентом и вице-президентом России были после того, как один подписал этот сговор, — договором я его не называю! — а второй с трибуны призвал его не ратифицировать?

Почему я именно такую занял позицию? Во-первых, меня обманули. Когда Борис Николаевич с группой сопровождения: Бурбулисом, Шахраем и Козыревым — этими, так сказать, прозападниками в Белоруссию отправлялся, он заверил, что летит подписывать экономическое соглашение о сотрудничестве, а утром я бреюсь, и вдруг по радио — тогда еще, помните, был «Маяк»? — слышу: «Нет больше Советского Союза», — представьте себе!

— А вы вице-президент...

— Сделано, в общем, все было по меньшей мере подло...

— ...и по отношению к вам оскорбительно!

— Может, он так из-за недоверия поступил, а может, из-за чего-то еще непонятного, но больше всего смущало меня другое. Последствия распада СССР я представлял себе четко — это означало полный крах экономического потенциала, развал вооруженных сил и обороноспособности страны, потерю авторитета на мировой арене, а люди эти одну цель преследовали. 

 

«Бульвар Гордона»

19.10.2012


Источник →

Опубликовано 10.02.2018 в 11:00

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
олег ведерников
олег ведерников Nataliya Dunayeva 13 февраля, в 06:11 Спасибо! Текст скрыт развернуть
-1
Nataliya Dunayeva
Nataliya Dunayeva олег ведерников 13 февраля, в 08:07 В своё время я много копий поломала на ФБ, за что меня блогеры регулярно блокировалм( отправляли в бан), а самое странное и нелепое, что все комменты от хохлов идут на ура, даже откровенно оскорбительного характера, как только коммент от Русского- в бан..., я в прошлом году больше в бане  просидела, чем что- то комментировала...,,и если честно, то просто на генетическом уровне не переношу хохлов( не путать с украинцами)... Текст скрыт развернуть
0
олег ведерников
олег ведерников Nataliya Dunayeva 13 февраля, в 08:55 полностью солидарен! Я давно негодяев и тут и в ОК гоняю и достаточно успешно - тут админы меня не банят никогда - а в ОК хахлы создают провокационные темы - массово вбрасывают комменты и нас банят если что
Текст скрыт развернуть
0
Валерий Ко
Валерий Ко олег ведерников 14 февраля, в 11:08 ПРИДУРОК ТЫ ГОНЩИК ХРЕНОВ САМ НЕ БОЙСЬ НА ЗАПАДНОЙ УКРАИНЕ СИДИШЬ ИЛИ В ПОЛЬШЕ.ТУЕ КТО ЖИВУТ В РОССИИ ОБСТАНОВКУ ЗНАЮТ А ТА ВРЁШ ГАД.
Текст скрыт развернуть
0
олег ведерников
олег ведерников Валерий Ко 14 февраля, в 11:20 ну лошарик - отлично как никогда мы живем в России есть все для тех кто работает а не скулит - мы сыты одеты ездим по отличным дорогам на новеньких машинах - преступность сведена к минимуму - при Путине потребление пойла снизилось в 5!!!!!! раз - только за прошлый года на 80% - все у нас хорошо - а будет лучше - завидуй хахло и плачь - а - могу взять на работу - сортир чистить это ваше гарных хлопцев - приедеш?
Текст скрыт развернуть
-1
Валерий Ко
Валерий Ко олег ведерников 14 февраля, в 11:34 Уберайся на луну.
Текст скрыт развернуть
0
олег ведерников
олег ведерников Валерий Ко 14 февраля, в 11:38 убюрыйса - напиши - так будет точнее - так в холопы приедеш ко мне в Россию за еду?Ты почему не ответил скакун?
Текст скрыт развернуть
0
Валерий Ко
Валерий Ко олег ведерников 14 февраля, в 11:47 Дурак и есть дурак Сиди и помалкивай где ты там а то мы скоро опять таким как ты в гости как 45-м приедем .
Текст скрыт развернуть
0
олег ведерников
олег ведерников Валерий Ко 14 февраля, в 11:49 не ты лошара не понял - ты отвечай - держать для тебя сарай или нет?Сортир ждет тебя
Текст скрыт развернуть
0
олег ведерников
олег ведерников Валерий Ко 14 февраля, в 11:50 лох - адрес у тебя и у всех из твоего коллцентра есть и так?
Текст скрыт развернуть
0
Павел Свиридов
Павел Свиридов 10 февраля, в 16:03 победа за Грудининым,сколько бы не лили грязи продажные сми,которые не за народ а за свору жидовского ворья. Текст скрыт развернуть
0
Светлая Пресветлая
Светлая Пресветлая Павел Свиридов 10 февраля, в 16:07 Госресурс и, оккупировавшие все институты власти, едроссовцы не допустят победы Грудинина.
Текст скрыт развернуть
4
олег ведерников
олег ведерников Павел Свиридов 10 февраля, в 16:24 хахлы - мечтайте дальше подонки - никогда не будете нам братьями - холопы
Текст скрыт развернуть
-5
олег ведерников
олег ведерников Светлая Пресветлая 10 февраля, в 16:25 нах он никому не нужен этот подонок
Текст скрыт развернуть
-3
Everlast Первый
Everlast Первый Павел Свиридов 10 февраля, в 16:28 Хрен вам,по всей морде..Гы...Путин победит. Текст скрыт развернуть
-7
Юрий Чернецкий
Юрий Чернецкий Павел Свиридов 10 февраля, в 16:30 К сожалению победит Путин ибо за него будет голосовать большинство чиновников. силовики и армия. За Грудинина проголосуют все здравые граждане России.  но их пока  мало. Голосование за Грудинина покажет насколько народ России готов к переменам! Текст скрыт развернуть
8
Николай Крискович
Николай Крискович Светлая Пресветлая 10 февраля, в 16:39 Пусть только попробуют сфальсифицировать  результаты голосования!Мало не покажется, и США за них не полезет  вступаться.-что за дураков лезть  в драку! Текст скрыт развернуть
7
Валерий Ко
Валерий Ко Юрий Чернецкий 10 февраля, в 17:00 Юрий я тоже так думаю.И своим детям я говорю учите курс выживания и готовьте вилы.
Текст скрыт развернуть
5
Валерий Ко
Валерий Ко Юрий Чернецкий 10 февраля, в 17:53 Вы правы 6-лет правления смерть народу страны.
Текст скрыт развернуть
5
Alla Donskih
Alla Donskih Everlast Первый 11 февраля, в 12:33 Даже если голосов окажется достаточно, это будут нечестные выборы и никакой победы. Мертвые души и те, кто не пришел на выборы, они так же "голосуют", а за кого, догадаться не трудно. Текст скрыт развернуть
2
Показать новые комментарии
Комментарии с 341 по 360 | всего: 498
Комментарии Facebook

---= НОВОЕ НА САЙТЕ =---

Блеф по-американски: Путина …

Блеф по-американски: Путина заманивают на путь Горбачева

25 фев, 01:20
0 0
Письмо Сталину от либерально…

Письмо Сталину от либеральной общественности России

25 фев, 01:18
0 0
Я не дипломат и потому скажу…

Я не дипломат и потому скажу прямо...

25 фев, 01:16
0 0
"Каждому русофобу по крепком…

"Каждому русофобу по крепкому гробу": митинг в защиту русских школ в Латвии

25 фев, 00:23
0 0

Трагифарс в Восточной Гуте. Юлия Витязева

24 фев, 23:47
0 0
Киевский эксперт о «расколе»…

Киевский эксперт о «расколе» Украины: Даже Волкер это осознает

24 фев, 23:45
0 0
4 СУ-57 сравняли с землей во…

4 СУ-57 сравняли с землей восточную Гуту вместе с американскими военными

24 фев, 11:11
+1011 557
Советский Человек существует…

Советский Человек существует! Не русский, не украинец - именно Советский!

4 фев, 14:37
+260 202
Олимпийские игры умерли! Помянем …

Олимпийские игры умерли! Помянем …

25 янв, 06:00
+201 89
Пилот Су-25 оказал жесткое с…

Пилот Су-25 оказал жесткое сопротивление боевикам на земле: Вечная память герою!

3 фев, 23:44
+154 94
Засекреченная тайна о русском народе

Засекреченная тайна о русском народе

26 янв, 16:11
+111 104
Уральский депутат в ответ на…

Уральский депутат в ответ на жалобу Собчак удвоил вознаграждение тому, кто ее «опустит»

6 фев, 12:08
+108 99
Социализм стучится в наши двери.

Социализм стучится в наши двери.

4 фев, 13:35
+89 474
Позорные гастроли русофобов …

Позорные гастроли русофобов сорвались!

21 фев, 22:20
+88 18
"Рейтинг Грудинина основател…

"Рейтинг Грудинина основательно ПЕРЕПУГАЛ власть!" Михеев о ПРОВОКАЦИЯХ вокруг Грудинина

9 фев, 04:46
+63 692
Кудрин просчитался: четыре ф…

Кудрин просчитался: четыре фактора против увеличения пенсионного возраста в России

9 фев, 18:52
+60 45
Читать

Последние комментарии

Казбек Дауров
Говорит конечно красиво...
Казбек Дауров Письмо В.В. Путину с просьбой участвовать в полноценных теледебатах.
Казбек Дауров
Как бы царя не получили!
Казбек Дауров Письмо В.В. Путину с просьбой участвовать в полноценных теледебатах.
Никадим Антилибералиссимус
однозначно !
Никадим Антилибералиссим… 4 СУ-57 сравняли с землей восточную Гуту вместе с американскими военными
Евгения
Михаил Головин
Обсуждается
Письмо В.В. Путину с просьбой участвовать в полноценных теледебатах.
24 фев, 13:56
+10 419
4 СУ-57 сравняли с землей восточную Гуту вместе с американскими военными
24 фев, 11:11
+1011 557
Украина перешла к прямым угрозам России
24 фев, 22:14
-11 3
Стена
Айюша Хандошкин
Дойдёт письмо -не дойдёт, всё равно никто на него из власть предержащих реагировать никак не будет как всегда...
Айюша Хандошкин 25 февраля, в 02:36
Анатолий.
Давно решительней нужно было с ковбоями говорить. А то политесы разводить с ними. Принимают за наши колебания.
Анатолий. 24 февраля, в 18:59
Анатолий Холкин
Зевакиной: прекрати троллить!
Анатолий Холкин 24 февраля, в 16:49
elena borisova
Владимир Владимирович, да скажите, чтобы дебилов больше к троллингу не привлекали. Тупой агитатор - это два очка против!
elena borisova 24 февраля, в 16:06
Александр Кузнецоов
вот до чего доводит не смняемость.отрулил свое уходи.и никто не будет возмущатся.а теперь как шелудливого кота срамота.
Александр Кузнецоов 24 февраля, в 15:33
ТАМАРА ЗЕВАКИНА
смотреть на эту рожу не хочется он как хряк отожравшийся на клубнике, как начинает говорить так и вылазивает его не граммотность тупит во всем, сидел бы да свиней выращивал еще в президенты подался безмозглый, людей им обманутых очень жаль они наверное не меньше любого хотели бы хоть не богатыми быть но достойно жить и сколько не говорите его заступники он вор и только для себя тянет ему насрать на людей
ТАМАРА ЗЕВАКИНА 24 февраля, в 09:48
Леонид Швечков
Гендеры - это Содом и Гомора. Господь их уничтожил . То же ждёт и те государства, которые вводят эти извращения.
Леонид Швечков 23 февраля, в 23:25
Леонид Андреевич.
Вот дожили, уже славим американского президента за то что помогает нам навести порядок со своими ворами. Если так дальше пойдет то назреет вопрос зачем нам содержать свою многомиллионную власть и тратиться на нее
Леонид Андреевич. 23 февраля, в 05:04
ТАМАРА ЗЕВАКИНА
кузницов ты долбанутый на всю голову? ты нас то в свою команду не привлекай, сам дурак нас дураками не считай, зря волнуешся вам ни когда не победить
ТАМАРА ЗЕВАКИНА 22 февраля, в 11:14
Cthutq Кузнецов
Да здравствует П.Н. Грудинин и его команда левых и национально-патриотических сил России!!! Победа будет за нами, как в 1945 году... И будут песни, будут цветы, а также слезы счастья на глазах... сгинет наконец-то тьма подлости и предательства своего собственного народа власть имущими...
Cthutq Кузнецов 21 февраля, в 20:57