Закон и Порядок

135 799 подписчиков

Заграница нам поможет, или Почём американские танки для Варшавы

Заграница нам поможет, или Почём американские танки для Варшавы

Заграница нам поможет, или Почём Варшаве обходятся американские танки

                Польша – одно из уникальнейших государств в мировой истории. По количеству неудачных попыток выдвинуться в ранг великих держав и построить собственную «империю» — она исторически абсолютный рекордсмен

У большинства крупных европейских государств были периоды несомненного всеевропейского (а с начала Нового времени – и мирового) лидерства. У Священной Римской империи (ядром которой являлась Австрия) это XIV-XV века. У Испании, с её непобедимыми los tercios – XVI и первая половина XVII века. Затем мощнейшей европейской страной стала Франция. Потом настал черёд Великобритании, с которой после Ватерлоо никто не мог помериться силой на море, так же как с русской пехотой – на суше. Германия стала несомненным лидером перед Первой мировой войной, а также, с оговорками, может считаться им сейчас. Россия дважды была локомотивом Европы – после победы над Наполеоном и в период с 1945 по 1991. Даже Голландия и Швеция успели какое-то время побывать главными действующими лицами европейской политики (обе – во второй половине XVII века).

И только Польша является вечным неудачником, чьи планы на господство даже в локальном восточноевропейском регионе постоянно терпят обиднейший провал.

Причём в лучшем случае это просто провал, вроде изгнания из Кремля в 1612-м. А в худшем всё заканчивается очередным разделом, которых на текущий момент произошло столько, что даже сами историки не могут определиться с точным числом.

Причём имперские амбиции Польши были практически всегда направлены исключительно на Восток. Оно и понятно. Европейские «коллеги по опасному бизнесу», даже более мелкие (такие, как герцогство Брауншвейгское, вымахавшее сначала в Пруссию, а потом и в Германскую Империю), сами могли сожрать кого угодно, радостно и не задумываясь. На Юге царила могущественная Оттоманская Порта, которая была раз в десять крупнее самой Польши. А на Востоке пролегали бескрайние, и, как считали поляки, обосновывая своё право на лидерство в собирании русских земель, населённые варварами территории. Некоторое время польские претензии на них были действительно неплохо подкреплены экономикой, находившей своё концентрированное выражение на кончиках кавалерийских пик. Но как только этим варварам удалось неожиданно создать высокоцентрализованное государство, а вслед за этим (буквально в течение одного поколения) регулярную, по европейскому образцу, армию – тут дела поляков стремительно пошли хуже некуда. Не помогли ни знаменитые «крылатые гусары», ни право вето в Сейме, ни даже все 365 внебрачных детей короля Августа Сильного (кое в чём король действительно был силён). Впрочем, это не означает, что сами претензии куда-то делись.

Вот и сейчас на вопрос, куда он собирается девать 250 только что купленных в США танков «Абрамс», министр Обороны Польши Мариуш Блащак (Mariusz Błaszczak) ответил: «на равнине, названной стратегами «Смоленскими воротами», которая тянется от России до Польши». Данный момент поляками был сразу же вычищен из Интернета, но не до конца (Сеть всё помнит), так что видео интервью всё ещё можно при желании отыскать. Дело в том, что «Смоленские ворота» — это название междуречья Западной Двины и Днепра, которое находится на территории России и Белоруссии, но до Польши оттуда по расстоянию побольше, чем до Москвы.

Как видно из краткого исторического экскурса, в данной оговорке нет ничего неожиданного или удивительного. Заявление понравилось всем. «Только такой гений, как Блащак, может напугать Россию размещением на востоке Белоруссии танков, которые Польша ещё даже не успела получить у американцев» — заявил эксперт авторитетнейшего польского издания «Gazetа Wyborczа», Бартош Велиньский (Bartosz Wieliński). Однако по-настоящему насторожило некоторых обладающих аналитическим мышлением поляков другое.

«Абрамс» был разработан ещё в конце 1970-х годов, и, хоть концепция его и устаревает, модернизациям он подвергается регулярно. В итоге бывший достаточно дорогим уже в момент начала производства (около 4-х миллионов долларов без учёта инфляции), сейчас он просто стал одной из самых дорогих наземных боевых машин в мире. Танки, начавшие поступать по контракту на территорию Польши относятся к последней, новейшей модификации — M1A2 SEPv3. Фактически, каждая такая боевая машина стоит более чем 8,6 миллионов долларов США. Эта модель очень долго отпугивала любого заграничного покупателя своей ценой, поэтому крупные партии новейших «Абрамсов» реализовать не удавалось. И вот, деньги на эти дорогие игрушки внезапно обнаружились у Польши.

250 танков. Фактически – танковая дивизия. Которая обошлась польскому оборонному ведомству в 23 млрд, 300 млн злотых. А теперь арифметика. Один доллар – это 3,88 злотых. 23 300 000 000 : 3,88 = 6 005 154 639 долларов. Округлим до шести миллиардов. 6 000 000 000 : 250 = 24 000 000. Двадцать четыре миллиона долларов за один танк. При его стоимости 8,6. Да, контракт включал в себя поставки боеприпасов, амуниции, сопутствующей техники и обучение экипажей. Но чтобы стоимость от этого возросла почти в три раза?..

Разумеется, все заинтересовавшиеся вопросом, откуда взялись такие странные суммы, сразу же были записаны министром обороны во «враги безопасности Польши», которые «в силу личных интересов хотят задержать процесс модернизации польских Вооружённых сил». Словосочетание «агент Кремля», правда, произнесено не было. Видимо, назвать таковыми несколько бывших генералов польских ВС – гораздо более серьёзный удар по имиджу Министерства Обороны, чем несмелые обвинения в непрофессионализме и коррупции. Поэтому в более позднем интервью Блащак уже заявлял, что 23 миллиарда – это стоимость «многолетней программы сотрудничества с американскими союзниками, в которой танки – лишь наиболее значимая часть расходов». Впрочем, кем и когда составлена эта программа и где её можно почитать, пока неизвестно.

Зато известна цель покупки танков: разумеется, они должны будут «отпугнуть Россию от нападения на Варшаву». Особенно министр акцентировал внимание на том, что американские войска в Польше вооружены «Абрамсами» той же модификации, а значит единство техники поможет наладить более эффективное сотрудничество с танкистами США. По мнению главнокомандующего, «отпугивание» России будет эффективным, если увеличить штат польской армии «как минимум до 250 тыс. человек, а войск территориальной обороны – до 50 тыс.». Видимо, министр всерьёз воспринимает реляции о битвах 400-летней давности, где, по словам поляков, им удавалось с 20 000 человек разбивать то ли ста-, то ли двухсоттысячные «орды московитов». Иначе непонятно, как 250 тысяч поляков остановят почти миллионную по численности русскую армию.

Однако на деле всё ещё интереснее. Война уже давно перестала решаться одной лишь воинской доблестью и стала в первую очередь соревнованием экономик. Судьбы наций и государств решает их промышленность, эффективность организации и логистика. Поэтому танк (на самом деле что угодно, от патрона до истребителя) – это не просто трактор с большой пушкой, а строка в государственном бюджете. И его эффективность – это дельта между материальным выражением ущерба, который он может нанести врагу и его собственной стоимостью в ходе эксплуатации, а также в случае повреждения или уничтожения.

И вот тут проблемы не только у поляков, но и у американцев. Во-первых, танк без поддержки авиации, средств РЭБ и ПВО, а также, банально – пехоты, катается недолго. И с большой долей вероятности будет уничтожен ещё до того, как докатится до врага, или даже его увидит. А 250 самолётов для поддержки наземных сил США пока что поставлять в Польшу почему-то не собираются.

А во-вторых, почти девятимилионное чудище – это неподъёмный вес для экономики даже одной из сверхдержав. Если во время Второй мировой изготовление одного Т-34-85 требовало примерно 3 000 нормо-часов производства, то для не самого современного Т-64А это число уже превысило 11 000. И это ещё быстро. «Абрамс», «Леопард», или тем более «Леклерк» – это не просто невероятно дорогие, но и ужасно трудоёмкие в производстве машины. Если на фронте уничтожался Т-34 – уже через два-три месяца сходил с конвейера его преемник. А замены современного ОБТ приходится в самом радужном случае ждать больше года. Про то, как наладить их перевозку через Атлантику (не думаете же вы, что «Абрамсы» клепают где-то под Радомом?) лучше вообще не вспоминать.

Короче, у современного танка практически нет шансов нанести ущерб, сопоставимый с затратами на его производство. России ещё относительно легко – её Т-90 стоят около 4-х миллионов долларов, что тоже много, но ещё более-менее вменяемо. Противотанковая ракета, мина или беспилотник, скажем, на том же Ближнем Востоке лежат чуть ли не в каждом багажнике. Именно поэтому мы на практике знаем, что и «Абрамс», и какой-нибудь старичок Т-64 горят примерно одинаково. Несмотря на колоссальную разницу в стоимости.

Потянуть расходы на современную войну Соединённые Штаты пока ещё способны, хотя и их экспертным кругам не всегда понятно, зачем, им, собственно, сдалась эта война. А значит, неплохо бы, чтобы хоть часть расходов взял на себя кто-нибудь другой. Например, поляки! Нападение России может и не состоится, зато расходы на производство, транспортировку и содержание 250 единиц техники можно будет спокойно вычеркнуть из бюджета, а если получится ещё и заработать (вспоминаем разницу в цене) – так вообще идеально! Готов поспорить, что США с удовольствием впарили бы Польше ещё 2500 машин, но снять последние штаны с последнего поляка ради такого неземного счастья «Право и Справедливость» по-видимому не готова. Российский захват обойдётся всё-таки гораздо дешевле.

Таким образом, США получают деньги, поляки – танки (и возможность ещё раз вспомнить про свои геополитические амбиции), а Россия – очередной повод приводить в порядок свои вооружённые силы и своих союзников. Недаром именно этим летом состоялись одни из самых масштабных российско-белорусских военных учений, направленных именно на отработку уничтожения вероятного противника с Запада.

Осталось лишь ответить на вопрос из начала статьи: что собрались делать польские танки возле Смоленска? Рискну предположить, то же самое, что делал там в 2010 году президент Качиньский. Другого сценария для агрессивно настроенных поляков у русских всё равно нет.

Евгений Таманцев, специально для News Front

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх