Закон и Порядок

135 969 подписчиков

Свежие комментарии

  • Сергей Анисимов
    Как ПАЛАЧИ И КАРАТЕЛИ украинцы выше всех похвал.Как бойцы-ГОВНО(из рапорта командира дивизии СС "Галиция")Жительница Донецк...
  • Александр С
    Чмо ты ебучее,возомнившие себя чем то значимым,клоун с бубенцами)))"Если все сейчас ...
  • Серж Прологов
    Обосрись плесень! ВрЭмя "высоколобых ыньтылехтуялофф" кончилось. МЫ за американского Президента не голосуем. И этим в...Кто ломает хребет...

Второй пояс (Откровения советника) Часть 2

Второй пояс (Откровения советника) Часть 2

Второй пояс (Откровения советника) Часть 2

Продолжение. Начало здесь

Глава 3. Афганский вариант мобилизации рекрутов

То, что в провинции затевается что-то серьезное, мы почувствовали буквально через пару месяцев после визита в Кандагар президента Афганистана - Наджибулы. Командованию всех силовых ведомств из Кабула поступило распоряжение: за счет местных жителей призывного возраста незамедлительно приступить к проведению комплекса мероприятий, направленных на доукомплектование боевых частей.

Надо отдельно отметить, что призывной возраст по афганским законам того времени колебался от 18 до 55 лет. Но законы в этой стране никогда не соблюдались и под призывную "гребенку" заметали всех подряд, невзирая на возраст. На военную службу попадали и шестнадцатилетние юнцы, и седые старики. Состояние здоровья, или же какие-либо физиологические дефекты, имевшиеся у призывников, в счет не брались.

Призывная компания в Афганистане имела свои национальные особенности, разительно отличавшиеся от того, что мы привыкли видеть у себя на Родине.

Мероприятия, связанные с призывом гражданского населения на военную службу, систематически проводившиеся по всему Афганистану, а если быть точнее - в той его части, которая находилась под контролем госвласти, были сравнимы с войсковой операцией.

Делалось это примерно следующим образом.

В самый разгар торговли на одном из Кабульских базаров (читай - в любом городе Афганистана, находящемся под контролем госвласти) его по периметру окружали солдаты Царандоя или какого другого силового ведомства. Далее следовала зачистка толпы. Особ женского пола отпускали без проверки, сполна отыгрываясь на мужиках.

Если у проверяемого не оказывалось при себе документа, удостоверяющего личность, или дающего право на освобождение и отсрочку от военной службы, он задерживался и доставлялся на один из многочисленных фильтрационных пунктов. Фильтрпункты, как правило, размещались на территории воинских частей, или в подразделениях Царандоя и ХАДа.

Чтобы рекруты не разбежались раньше времени, придумывались различные способы их доставки к месту дальнейшей проверки. В Кабуле для этой цели использовались грузовики с высокими бортами, зарешеченными сверху стальной сеткой. Такая "оборудованная" машина напоминала собачий ящик, в котором у нас дома возят отловленных бродячих псов. Задержанные афганцы сидели в этой импровизированной ловушке на корточках, поскольку встать в полный рост было просто невозможно. Набивали народу ровно столько, сколько могло влезть. О временных неудобствах никто и не вспоминал.

На фильтрационных пунктах все задержанные тщательным образом опрашивались. Довольно часто среди них выявлялись "духи" или их связники, проникшие в город с определенными целями. Их увозили для дальнейшего разбирательства в ХАД или Царандой.

С теми, чья личность была окончательно установлена, начинали работать сотрудники военкомата. Можно смеяться или сомневаться, но были таковые и в Афгане. А "натаскивали" их наши же военные советники...

Не известно о чем думали кабульские военные умники, отдававшие приказ о проведении тотальной мобилизации в Кандагаре. В городе, по центральным улицам которого и в дневное время было опасно ходить. А что уж говорить про закоулки и лабиринты старого города, куда представители госвласти вообще не совали свой нос.

Но приказ - есть приказ, а он, как известно, обсуждению не подлежит.

Для его выполнения был разработан план мероприятий, который подписали руководители всех силовых структур провинции. Потом этот план согласовали с руководством провинциального комитета НДПА, с губернатором Сахраи, и после всех бюрократических проволочек, связанных с регистрацией, размножением, рассылкой и доставкой к месту назначения, он наконец-то попал в Царандой.

Уже на следующий день в Кандагаре началась массовая облава на представителей мужского пола. Не обошлось и без перегибов - одного и того же человека задерживали по несколько раз за день. Сначала царандоевцы, затем ХАДовцы, и напоследок - военные. На следующий день все повторялось заново, но уже в другой последовательности. Мужская часть населения резко исчезла с улиц Кандагара. По городу бродили только древние старцы, да бегали босоногие бачата.

Прошло несколько дней мобилизационной зачистки, которая так и не принесла желаемого результата. Все силовики отлично понимали бесперспективность затеи с тотальной мобилизацией, но расписываться в собственной беспомощности никто первым не хотел. Для пущей важности повоевали еще с недельку. Общими усилиями мобилизовали до полусотни человек, большая часть которых разбежалась или откупилась ещё до окончания операции.

Посидели, подумали хитро-мудрые силовики, что же им докладывать своему руководству в Кабул. И придумали. Послали идентичные депеши о том, что всё мужское население Кандагара призывного возраста проживает или прячется исключительно в "зеленке", куда без проведения специальной войсковой операции никак нельзя попасть. Получался какой-то замкнутый круг.

Теперь уже кабульское начальство задумалось над тем, как выходить из создавшегося положения. В конце концов, было принято решение об оказании "гуманитарной" помощи Кандагарским коллегам.

По линии Царандоя в Кандагар были откомандированы три батальона, в том числе: 48-й БСГ (горный батальон) и ещё два строевых батальона из северных провинций. Аналогичные подразделения были направлены и по линии остальных силовых ведомств.

Отправляли по принципу - "На тебе, Боже, чего нам не гоже". Все батальоны были жалкой пародией на то, что означало само это слово. Так в 48-м БСГ численность личного состава, прибывшего в Кандагар, насчитывала всего 38 человек, в том числе: четыре офицера, восемь сержантов и двадцать шесть рядовых. Остальные два батальона находились в ещё более плачевном состоянии. Не хватало стрелкового оружия, боеприпасов, зимнего обмундирования. Не было элементарных вещей - палаток, кроватей, одеял, походных кухонь и многого чего ещё. Всё это на безвозмездной основе должен был предоставить Кандагарский Царандой, который на ту пору сам не жировал. Для царандоевского ложистика (тыловика) и его советника Николая наступили самые черные дни службы.

Следующий этап подготовки подразделений Царандоя к предстоящей операции был связан с их доукомплектованием, хотя бы наполовину от штатной численности. Поскольку на местном уровне это было сложно решить, в Кабуле приняли решение - всех новобранцев осеннего призыва, собранных в северных провинциях Афганистана, направить в Кандагар.

Надо было видеть, как все это происходило. Призывников - тех самых, из "собачьих ящиков", свозили в Кабульский аэропорт. Там им красиво врали о том, что все они будут направлены для дальнейшего прохождения службы в северную провинцию Балх, в город Мазари-Шариф. Рекрутов это устраивало, поскольку то место, где они должны были провести ближайшие два года, было одним из самых спокойных в военном отношении местом в Афгане.

Переброску новобранцев осуществили разом, несколькими советскими военно-транспортными самолетами. Делалось это из тех соображений, что молва в Афгане разлетается быстрее самолета, и со следующей партией рекрутов подобный фокус наверняка не прошел бы.

Сойдя с самолетов, рекруты с ужасом для себя узнали, что находятся в Кандагаре. В городе, покрывшем себя дурной славой оплота афганских моджахедов.

С некоторыми из них тут же на летном поле случилась истерика. Они начинали рвать на себе волосы, кричать благим матом, бросаться с кулаками на встречавших их "покупателей".

Еще находясь около взлетно-посадочной полосы, часть рекрутов, воспользовавшись общей суматохой, стали разбегаться кто куда. Отдельные беглецы пересекли ВПП и при попытке уйти в сторону горного хребта попали на минные поля, где и погибли. Все это произошло на глазах у остальных новобранцев и подействовало на их психику не лучшим образом.

При дальнейшей перевозке на грузовиках и автобусах в Кандагар несколько рекрутов сбежали, выпрыгнув на ходу из автомашин. Гоняться за ними по "зеленке" у сопровождавших их царандоевцев не было никакого желания, а открывать огонь на поражение - не было приказа. О дальнейшей судьбе беглецов можно было только догадываться. Часть из них прямиком попали в банды, да так там и остались. Получалось так, что кабульское руководство, само того не желая, подпитывало движение сопротивления свежими силами.

Но это было еще не все.

Новобранцы, из тех, кого все-таки удавалось привезти в Кандагар, еще до принятия присяги неоднократно имели возможность сбежать, чем большинство из них уже в ближайшие дни не преминуло воспользоваться. Наиболее выдержанные, или дюже уж хитрые рекруты, дезертировали после того, как им выдали оружие. И хорошо, если они сбегали втихую, не причинив никакого вреда окружающим. Бывали случаи, когда дезертиры убивали своих сослуживцев, захватывая при этом их оружие. Такие беглецы были желанными гостями у "духов", и уже в ближайшее время афганские и советские военнослужащие имели возможность встретиться с ними в бою.

Глава 4. Накануне...

В ноябре месяце кандагарская "зеленка" из-за опадающей с деревьев и виноградников листвы становилась относительно прозрачной, и большинство "духов" уходили со своими семьями в лагеря беженцев, размещавшиеся в приграничных пакистанских городах Чаман и Кветта. Туда же уходили и мирные жители. Наступающие зимние месяцы не сулили им ничего хорошего. Да и что можно было делать в "зеленке" зимой, в период муссонных дождей. Урожай винограда был собран, высушен и продан оптовикам. Травяной покров оскудевал до такой степени, что не мог обеспечить кормом многочисленные отары овец.

Так было во все времена.

Но в ноябре 1987 года события развивались совершенно по иному сценарию.

Примерно 25-го ноября один из агентов спецотдела Царандоя оставил в специально оборудованном тайнике рукописную копию секретного приказа руководителя южного фронта ИПА. Всем кандагарским моджахедам, воевавшим под знаменами этой исламской партии, предписывалось немедленно приступить к подготовке отражения атак, которые в ближайшее время будут предприняты госвластью и шурави.

Внимательно изучив пункты данного приказа, я был поражен степенью осведомленности душманского руководства о планах Кабула. Оставалось только позавидовать тому, на каком уровне у противника была поставлена разведка. Ведь не простой же офицер "сливал" им информацию о замыслах высшего военного и политического руководства страны. Душманский "крот", осевший в Кабуле, был как минимум в звании полковника, или даже генерала.

Содержание секретного приказа "духов" мы с моим подсоветным Амануллой в тот же день доложили каждый по своей инстанции. Последовавшую за этим реакцию можно было описать одним словом - шок. Откуда, и самое главное, от какого источника была получена информация?!

С Амануллой мы работали вместе уже второй год. Ценить источники негласной информации и всячески оберегать их от возможного провала я приучил своего подсоветного с первых же дней совместной работы. Договорились, что будем врать одновременно и в один голос. Вдвоем придумали легенду, согласно которой секретный приказ был обнаружен под подкладкой сюртука "духа", убитого накануне солдатами царандоевского поста первого пояса обороны. Благо такой факт накануне действительно имел место, и труп "духа" вторые сутки лежал во дворе спецотдела, дожидаясь официального опознания.

Поверили, однако. Но одновременно высказали предположение, что это может быть провокационная уловка со стороны "духов", поскольку о планирующейся операции никто толком еще ничего не знал.

Вот те здрасте! Выходило, что сидящие в зеленке "духи" знали больше, чем те, кто по должности своей должен был знать это в первую очередь. В мою душу закралось сомнение в искренности начальства. Не иначе как опять переигрывают, давая тем самым понять, что пока еще рано мне знать о том, что уже известно им. Да и шут с ними. Может это и лучше - меньше знаешь, крепче спишь.

Полученная информация требовала дополнительной проверки через другие независимые источники, которые смогли бы подтвердить или опровергнуть её. В срочном порядке мы ориентировали всю агентуру максуза (спецотдела) и джинаи (уголовного розыска), нацелив её на интенсивное изучение складывающейся вокруг Кандагара оперативной обстановки.

Результаты превзошли все ожидания. Уже через пару дней командир договорной банды - Абдулла - через своих связников подтвердил мои наихудшие опасения. "Духи" полным ходом приступили к сплошному минированию дорог, ведущих из Кандагара в уезды Даман, Аргандаб и Панджвайи. Люди Абдуллы обратили внимание на то, что при минировании дорог "духи" совершенно не использовали дорогостоящие противотанковые "итальянки", перейдя на более упрощенный и дешевый способ минирования с помощью фугасов. В ночное время суток на проезжей части дороги вырывалось сразу несколько ям, в которые закладывались неразорвавшиеся советские авиабомбы, боевые части ракет и крупнокалиберные снаряды. Общий вес заряда ВВ, закладываемого в каждой яме, составлял от десятков до сотен килограммов тротила. Никаких премудрых датчиков-детонаторов не использовалось. Просто-напросто в яму с взрывчаткой укладывалась обычная батарейка, упакованная в целлофановый пакет, а к ней присоединялся один или несколько электродетонаторов, помещаемых в детонационные отсеки бомб и снарядов. В качестве замыкателя электрической цепи использовали несколько осколков бомб, снарядов, или просто старые гвозди. К ним присоединялись тонкие провода, являвшиеся частью электрической цепи замыкателя. Осколки, слегка вдавленные в грунт, как бы невзначай раскидывались по полотну дороги. Рядом разбрасывались еще несколько осколков, которым была отведена роль отвлекающего фактора для советских саперов. Такой импровизированный фугас взрывался только после того, как на осколки-замыкатели наезжал стальной трак гусеницы танка или бронемашины. Электрическая цепь замыкалась, и происходил взрыв. Шансов выжить экипажу боевой машины и сидевшим на её броне десантникам не оставалось никаких.

Объяснимо было и то, почему "духи" занялись минированием задолго до начала операции. Для афганских бурбухаек на резиновом ходу фугасы были совершенно безвредны. И в то же время грузовики укатывали дорожное полотно в местах закладки зарядов до такой степени, что нашим саперам с их доисторическими щупами там делать было нечего. Да и с помощью металлоискателя заряд невозможно было отыскать - трудолюбивые "духи" закапывали фугас на такую глубину, где прибор его просто "не брал".

Одновременно с минированием дорог "духи" активизировали ночные нападения на посты первого пояса обороны города. Самое примечательное было в том, что на этот раз они нападали не на южные царандоевские посты, как это было ранее, а на северные - армейские посты. Своими атаками с севера "духи" пытались дезориентировать советское командование при разработке им плана предстоящей операции и определении приоритетного направления главного удара.

И я, и мои друзья из КГБэшного контракта, да и ГРУшники тоже отлично понимали, что накануне проведения войсковой операции "духи" обязательно вступят в игру с советскими и афганскими разведывательными и контрразведывательными органами. Наступал решающий момент в противостоянии разведок двух враждующих сторон - кто кого переиграет.

На данном этапе особое значение играли опыт афганских оперативных сотрудников и их умение мыслить аналитически. Переработка огромной массы поступающей информации, сопоставление взаимоисключающих сведений, вычленение "дезы" и многое другое способствовало своевременному разгадыванию тактики игры, навязываемой вражеской разведкой. Вступая в информационную дуэль, противники начинали подыгрывать друг другу, втягивая в игру все большее и больше негласных сотрудников.

Вот тут-то и наступал "момент истины". Грамотно используя его, любая из враждующих сторон имела реальную возможность вычислить в своих рядах и "двурушников", и "кротов", и прочий неблагонадежный элемент. И не обязательно было после этого принимать к предателям радикальные меры. "Крота" можно было использовать "вслепую", передав через него хорошо подготовленную дезинформацию.

Поскольку "духи" постоянно находились в "зеленке", решающее значение на первом этапе проведения операции имела внезапность нанесения по ним мощного и, самое главное, точного упреждающего удара.

Для достижения этой цели был использован самый простой, и в то же время самый надежный способ дезинформирования противника. За несколько дней до начала операции советники Царандоя и ХАДа одновременно довели до сведения своих подсоветных "совершенно секретную" информацию о том, что в ближайшие дни силами советской авиации и артиллерии по "зеленке" будет нанесен мощнейший удар. При этом была озвучена и конкретная дата нанесения этого удара, на сутки отличавшаяся от истинной. Подсоветным было рекомендовано в завуалированной форме проинформировать своих агентов о нецелесообразности их пребывания в зеленке в час "икс". Расчет был очень прост. Двурушники не упустят возможности заработать легкие деньги, и обязательно сообщат своим истинным хозяевам о намерениях неверных.

Параллельно с этим фортелем по официальным афганским каналам прошла информация, ставившая в известность руководство органов власти провинции о том, что долгожданная операция по выставлению постов второго пояса обороны Кандагара начнется в самые ближайшие дни. При этом о конкретной дате начала штурма "зеленки" ничего не сообщалось. Делалось это умышленно, для придания большей интриги разворачивающимся в провинции событиям. Через испорченный телефон неформального общения намекнули на то, что в первом этапе операции участвуют только шурави, и поэтому афганцам не обязательно знать того, что скрывается от них под грифом секретности.

Спектакль был разыгран настолько классически, что и "духи" и их соглядатаи, засевшие в казенных кабинетах Кандагара и Кабула, проглотили брошенную нами наживку.

Располагая "достоверной" информацией о сроке начала операции, "духи" решили наказать неверных, и нанести по их позициям упреждающий удар. В числе намеченных ими объектов для нападения был аэропорт со складами ГСМ и боеприпасами, ООНовский городок, палаточный городок батальона спецназа ГРУ, долговременные позиции "Ураганов", "Градов" и "Гиацинтов". Для достижения задуманного "духи" срочно перебросили в уезд Даман более двух десятков групп, на вооружении которых имелись мобильные реактивные установки, безоткатные орудия и минометы. На исходные позиции они начали выдвигаться ночью, за двое суток до известного им срока начала операции. Занимали ранее пристрелянные позиции с тем, чтобы уж наверняка и как можно эффективнее досадить шурави.

На следующий день "духи" приступили к скрытой рекогносцировке на местности. Отлично понимая, что первые же произведенные ими залпы ракет демаскируют позиции пусковых установок, "духи" наметили пути экстренной эвакуации и подготовили запасные площадки для ведения стрельбы. В целях недопущения утечки информации о задуманном "духи" выставили по всей "зеленке" кордоны и секреты, запретив кому-либо покидать её территорию в ближайшие двое суток. При выявлении нарушителей данного распоряжения таковые подлежали немедленному уничтожению как вражеские лазутчики.

Но хитро-мудрые "духи" немного просчитались.

В то время, когда проходило совещание в Бригаде, один из связников договорной банды Абдуллы по кяризам пробрался в город, и на словах передал Аманулле ценную информацию о замыслах "духов". Отлично понимая, о чем идет речь, Аманулла сам приехал в "Компайн" и дождался моего возвращения с совещания. Коротко изложив суть дела, и передав разведанные координаты боевых позиций "духов", Аманулла укатил обратно в город.

Поскольку у царандоевских советников не было ни телефонной, ни радио связи с Бригадой, нужно было как-то выходить из сложившейся ситуации. Иногда, когда нужно было что-то срочно передать в Бригаду, мы пользовались радиостанцией артиллеристов. Но в данном случае не хотелось лишний раз рисковать. Кто мог дать гарантию, что "духи" не перехватят и не расшифруют сообщение.

Идею подсказал полковник Савин - советник начальника тыловой службы 2-го Армейского корпуса, проживавший по соседству с нами. Он порекомендовал мне передать шифровку в Кабул, с последующей переадресовкой её в штаб 40-й армии. А уж военные пускай сами думают, как довести её до сведения Варенникова. Я так и сделал. Слепил быстренько "шифр" и отправил его в Кабул. На словах договорился со своим радиокорреспондентом о том, что через пару часов мы свяжемся вновь, и он сообщит мне результат.

В условленное время я услышал в динамике свой позывной, после чего последовала фраза: "Груз доставлен адресату".

- Ну, "душары"! Ну, держитесь, гады! - злорадствовал я.

Машинально глянул на часы. Было ровно 21.00.

До начала операции оставалось всего семь часов...

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх