Закон и Порядок

135 969 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Акулов
    Где были ПЕРВЫЕ изобретения нарезных винтовок , паровых военных кораблей вместо парусников , многозаряд...Беспилотные «рои»...
  • Борис Раухваргер
    Трампу нужно сейчас думать о другом. Байден уже создает команду, которая будет в течение четырех лет разрабатывать го...Насолить перед ух...
  • Валерий Греков
    Ну что тут скажешь, подонки напоследок гадят России!Насолить перед ух...

«Это концлагерь»: почему ювеналы разрушают семьи и не идут туда, где действительно нужна помощь

«Это концлагерь»: почему ювеналы разрушают семьи и не идут туда, где действительно нужна помощь

 
Нина Алексеева    12 ЯНВАРЯ 2020, 23:28    
«Это концлагерь»: почему ювеналы разрушают семьи и не идут туда, где действительно нужна помощь
Наталья Галеева из Челябинской области в ужасе от того, что происходит с ее семьей. Кадр youtube.com
 
Больную ДЦП девушку, отнятую у родной тети, довели до истощения, а дом ее родственницы сожгли. Погиб муж.
 

Жуткая история 18-летней Лизы Кудрявцевой из Челябинской области, хрупкой и беспомощной, как ребенок, которую в интернате чуть не уморили голодом, так и осталась бы скрытой от всех, если бы о ней не рассказали правозащитница Оксана Труфанова и депутат Госдумы Сергей Шаргунов. 

«2020-й начался мрачно, в мире ждут великих потрясений, но есть и трагедии отдельных людей внутри нашей страны. И кто-то должен приходить на помощь», - написал в соцсети Сергей Шаргунов. Лиза Кудрявцева - инвалид детства, с рождения страдает тяжелой формой ДЦП, и практически с пеленок о ней заботится тетя, Наталья Галеева из поселка Полетаево Челябинской области. Мать девочки лишена родительских прав, отец находится в заключении. У Лизы есть две младшие сестренки, Люба и Лена. В 2015 году Наталья Галеева оформила опекунство над тремя племянницами.

 

И так бы они и жили, говорит тетя, если бы не решение суда в течение пяти месяцев дать квартиру Лизе, ставшей совершеннолетней.

- Администрация Сосновского района Челябинской области заартачилась, а когда пять месяцев истекли - вместо того, чтобы выделить положенное жилье, добилась «устранения» детей, - пишет Сергей Шаргунов. - За эти пять месяцев тетю лишили опеки над всеми тремя девочками. Осенью 2018 года детей отняли - двоих отдали в семью, которая не дает детям даже общаться с родственниками. Хуже всех стало Лизе, которую поместили в Копейский реабилитационный центр для лиц с умственной отсталостью в поселок Старокамышинск.

- И ладно бы за ней реально ухаживали и бананами бы ее кормили, которые она так любит, а ее, создается впечатление, как в Бухенвальде, голодом буквально морили. И подайте вы в свою защиту несуществующей чести, сволочи из опеки, хоть сто раз на меня в суд, я все равно этот бы пост разместила, - не сдерживает эмоций Оксана Труфанова, опубликовавшая шокирующие фотографии изможденной Лизы.


В суде Челябинской области сейчас находится жалоба от тети, которая пытается вернуть хотя бы больную племянницу. Просто спасти.

 

 

- Никаких оснований отобрать у меня девочек не было, - в отчаянии говорит Наталья Анатольевна. - Да никто и не объяснял ничего. Я не пью, у нас чисто, все были одеты, накормлены, жили в любви. Потом сказали: якобы у меня вещи разбросаны. Забрали из-за квартиры, просто, чтоб не давать положенные метры. Я Лизу увидела на днях: слезами залилась… Кожа и кости. Как в концлагере. В любой момент умереть может.

Наталья Галеева уверена: действия чиновников напрямую связаны с жилплощадью, которую по закону должна получить Лиза. Пока вопрос об этом не стоял, девочкой никто не интересовался, никто не приходил и не помогал. Работники опеки в открытую заявляли: дескать, зачем больному человеку квартира? Причем, уличать Галееву в корысти не имеет смысла: по наследству жилплощадь ей не достанется - у Лизы есть родные сестры и отец, не лишенный родительских прав.

Сергей Шаргунов подготовил обращение в Прокуратуру и другие запросы. Но как только история Лизы Кудрявцевой и ее тети Натальи, отсудившей у властей жилье для племянницы, стала широко известна, дом Галеевой сгорел дотла. Пожар случился ночью 10 января, когда Наталья Анатольевна была на суточном дежурстве в больнице, где она трудится санитаркой. В огне погиб гражданский муж женщины, 47-летний Виктор Иванов. Дом оказался заперт снаружи, и он не смог выбраться. Чиновники, узнав о пожаре, снова поспешили прикрыть тылы. «Дом сгорел сам», - объявили чуть ли не в первые минуты, как стало известно о случившемся.

 
Дом Натальи Галеевой мгновенно вспыхнул и сгорел дотла
Дом Натальи Галеевой мгновенно вспыхнул и сгорел дотла. Кадр youtube.com

«В сарае, где курицы, оставили на ночь неисправный обогреватель», - так они объясняют то, что дом загорелся с внешней стороны. Но по словам Натальи Галеевой, никакого обогревателя в курятнике не было. Она убита горем и не сомневается, что это не «совпадение», а поджог.

Чтобы оправдать изъятие детей из семьи, не пьющую и не курящую, добропорядочную больничную санитарку записали в асоциальные алкоголички. И хотя соседи говорят, что это была приличная достойная семья, чиновники от своего не отступят. Теперь еще они лишили Наталью Галееву жилья, дабы напрочь обрубить любую возможность вернуть тете больную племянницу. «Я не знаю, какие слова подобрать для этого ада», - написал Сергей Шаргунов.

Лизе же после пребывания в интернате, куда ее отправили «чадолюбивые» чинуши, требуется серьезная медицинская помощь. Проверяющие, спешно прибывшие в учреждение после огласки истории несчастной семьи, сочли уход недостаточным и перевели ее из «реабилитационного центра» в поселке Старокомышинск в Челябинск к «лучшим врачам». Сейчас 20-летняя девушка весит 18 кг, ее кормят внутривенно. А когда Лиза чуть наберет вес, потребуется операция.

«Проблема в системе, где даже неплохие люди играют по общим правилам, прикрывая плохих»

То, что произошло с Елизаветой Кудрявцевой и ее тетей, в очередной раз доказывает: люди, которые по должности обязаны сопровождать семьи с больными детьми, зачастую не оказывают им психологической помощи, не помогает материально, но как только встает «квартирный вопрос», сразу изымают детей, а потом вообще забывают о них.

 

- У чиновников любого уровня один метод: все отрицать и обвинять самих жертв. И дожимать их. Ведь единственное, что волнует всякого начальника: не потерять должность. А все начальники снизу доверху связаны между собой. Тронешь звено - громыхнет цепь. Проблема в системе, где даже неплохие люди играют по общим правилам, прикрывая плохих, - делает вывод Сергей Шаргунов.

И такое отношение встречается повсеместно. Причем там, где требуется реальное вмешательство органов опеки, когда жизнь ребенка действительно находится под угрозой, они демонстрируют показательное «бессилие» и не способность достучаться до нерадивых родителей. Где были представители соцслужб, когда пятилетняя девочка, брошенная матерью, чуть не задохнулось в квартире-помойке в квартире на Ленинградском проспекте в Москве? Еще год назад соседи, слышащие плач маленькой Любы, вызывали работников опеки, но те, не достучавшись, спокойно ушли.

Как они упустили ситуацию в семье мамаши, которая, замотав скотчем пакет на голове шестилетнего сына, бросила его одного зимней ночью в столичном парке «Лосиный остров»? Или проморгали еще одну мать-ехидну из поселка Нижняя Пойма Красноярского края, дважды отсидевшую за убийство: та порешила родного отца, а потом еще и сожителя. А затем чуть не разделалась с полуторогодовалым сыном, которого подвесила на печной задвижке в отместку сбежавшему от нее очередному мужу. Малыша чудом удалось реанимировать. Думаете, эта семья стояла на учете? Нет!

 

Чаще всего чиновники «чинят добро» не маргиналам, не пьяницам, а тем, кто просто оказался в тяжелой ситуации. Но вместо того, чтобы помочь, рубят по живому.

К слову, некоторые эксперты утверждают: политика нашего государства сегодня такова, что изъятие детей из семей для чиновников выгодно. Содержание органов опеки напрямую зависит от количества изъятых детей. Получается, органам опеки выгодно изымать детей, в том числе по надуманным предлогам, учреждениям, в которые передают этих детей, выгодно их содержать (на каждого ребенка они получают субсидии), а замещающим семьям выгодно брать детей на воспитание, поскольку они получают пособия от государства. В этой ситуации только огласка помогает людям, оказавшимся в беде, отстоять свои права.

Мамины дочки: Ирина Байкова с Ксенией, Алиной и Лидой
Мамины дочки: Ирина Байкова с Ксенией, Алиной и Лидой
  • В 2016 году в Алтайском крае органы опеки забрали трех дочек у матери-одиночки Ирины Байковой. Произошло это, когда дети находились в районной больнице, где лечились от кожного заболевания. Соцорганы посчитали, что проблемы со здоровьем у детей – от неустроенных бытовых условий, и сообщили матери, что дочкам с ней жить опасно. Малышек отправили в детский дом, где они провели пять месяцев. Однако Ирина, вопреки ожиданиям опеки, проявила недюжинную активность, рассказав о своей беде всему миру, и с помощью адвокатов доказала, что дети должны жить с мамой. Девчонок через суд вернули, Байкова нашла работу, решила вопрос с жильем.
Священник Андрей Орехов из Приморского края и его многочисленное семейство
Священник Андрей Орехов из Приморского края и его многочисленное семейство
  • В похожую историю в 2011 году попал священник АндрейОрехов из села Хороль Приморского края, воспитывающий семерых своих и двоих приемных детей. Так вот приемных пацанов у него в наглую отобрали, обвинив батюшку в том, что в семье соблюдают посты, а детям не сделаны прививки. Отец Андрей не смирился с садистским решением и тоже благодаря огласке добился возвращения детей. Война с органами опеки продолжалась два года.

Октябрь 2016-го. В органы опеки Невьянского района Свердловской области поступил звонок с просьбой помочь семье из поселка Шурала решить проблемы с элетропроводкой. Обратилась родственница женщины, опекающей двух своих внучек шести и семи лет. Сотрудники органов опеки не преминули посетить дом бабушки. В результате чиновницы не смогли предложить ничего лучше, как определить девочек в социальный приют до тех пор, пока сама женщина не решит ситуацию с электроснабжением дома. Вместе с детьми изъяли их свидетельства о рождении. Никаких документов опекунша не подписывала, никакое постановление или приказ ей не выдали. А когда проблемы с электричеством были решены и она обратилась в органы опеки с вопросом о возвращении девочек, чиновники заявили, что не намерены отдавать ей внучек, которых уже определили в детский дом. Сказали, что отстранили ее от опеки, а детям нашли новых опекунов. Никто не знает, сколько здоровья стоило пожилому человеку вернуть детей.

 
Москвичка Ирина Королева с внуком Денисом
Москвичка Ирина Королева с внуком Денисом. Фото: rvs.su
  • В октябре прошлого года Нагатинский районный суд столицы обязал 62-летнюю Ирину Королеву передать шестилетнего внука Дениса, родители которого находятся в тюрьме, в детдом. Вина женщины состояла в том, что она сдала в аренду квартиру мальчика по заниженной цене дальним родственникам, не согласовав эту процедуру с органами опеки. Таким образом женщина хотела получить деньги для оплаты коммунальных услуг. По ее словам, она не знала, что есть льготы, освобождающие сирот от оплаты ЖКХ. Королевой припомнили и такой «проступок»: как-то она попросила тех самых квартирующих у нее родственников, присмотреть за Денисом пару часов, пока сама отлучилась по делам – она подрабатывала стоматологом. Комиссия из опеки обвинила бабушку в том, что та оставила несовершеннолетнего подопечного с незнакомыми людьми. Наконец чиновники потребовали возбудить против Ирины уголовное дело о «незаконном лишении свободы»: вместо того чтобы отдать ребенка в детдом, бабушка увезла его в Турцию отмечать день рождения. Об этой поездке органы опеки были предупреждены заранее, но все равно продолжали давить на пожилого человека. Никаких других претензий к бабушке у опеки не нашлось. В конце прошлого года решение разлучить Ирину Королеву с внуком наконец-то пересмотрено, и хочется верить, что семью оставят в покое.
  • Сквозь бюрократический ад пришлось пройти Олесе Уткиной из Санкт-Петербурга. В январе прошлого года у 34-летней женщины, инвалида по слуху, забрали детей после конфликта с соседкой по коммуналке. Та заявила, что Олеся – пьяница и плохая мать, потому что из-за сломанного слухового аппарата не открыла дверь пришедшему на вызов врачу. Органам опеки этого хватило, чтобы, не проводя освидетельствования, не предъявляя доказательств, в один день вывезти из дома пятилетнюю Дашу и двухлетнего Кирилла и определить в разные детдома. Их маму ждал суд, на котором ее могли вообще лишить родительских прав. К слову, еще за месяц до этой процедуры фото детей Уткиной выложили в базу данных детей-сирот для усыновления. К счастью, ювенальная машина дала сбой: Выборгский районный суд Петербурга отказался удовлетворять требование органов опеки о лишении женщины родительских прав. Право временной опеки получила бабушка малышей, вместе с которой Олеся забрала сына и дочку из детдома.
У Нины Пугачевой семеро детей, пять из них – несовершеннолетние
У Нины Пугачевой семеро детей, пять из них – несовершеннолетние. Фото: предоставлено Ниной Пугачёвой
  • Как только многодетная мать Нина Пугачева попала в больницу, в дом пришли представители соцзащиты и без всяких постановлений изъяли пятерых детей. Случилось это в сентябре прошлого года в Октябрьском районе Челябинской области. В тот момент ребятишки не были брошены одни в доме – с ними находился отчим: мужчина три года живет с семьей и воспитывает детей как своих. Рыдающих малышей затолкали в машину и увезли в социальный центр. А через несколько дней Нине стали названивать из органов опеки с просьбой подписать временный отказ от детей. Якобы она собственноручно передала малышей. Нина отказалась. Женщина считает, что администрация просто воспользовалась моментом, когда дети якобы остались без попечения. На самом деле, по мнению многодетной мамы, всему виной ее давний конфликт с чиновниками. Она давно просила предоставить жилье, но власти ей отказывали. Детей Пугачевой удалось вернуть. А прокуратура разбирается, насколько законными были действия органов опеки и соцзащиты района.
  • Семью многодетной матери и активистки из Перми Людмилы Елтышевой поставили на учет в комиссии по делам несовершеннолетних. Пермячка называет действия социальных служб травлей и говорит, что это связано с ее гражданской позицией.

По ее словам, формальным основанием послужило то, что после вызова врача на дом она не явилась в поликлинику и не взяла справку о том, что ребенок здоров. Елтышева наряду с некоторыми горожанами выступает против ликвидации Горнозаводской ветки железной дороги. Линию сносят из-за строительства культурного кластера, который важен для краевых властей. В начале июля пермячка сообщила, что на нее поступила «анонимная жалоба соседей о ненадлежащем исполнении родительских обязанностей».

 
  • В Чернушинском районе Пермского края местный житель Николай Виницкий добивается опеки над двумя детьми – до развода он воспитывал их несколько лет. Эти девочки – дочери его бывшей жены, которых она родила в первом браке. Помимо этих детей, у них родился мальчик. Но когда мать запила, брак распался. Женщина забрала дочерей, которых вскоре бросила. Сама же скрылась в неизвестном направлении.

Николай взял дочерей к себе. Девочки жили вместе с их братом и бабушкой около года, пока по наводке классной руководительницы к ним не пришли сотрудники соцслужбы и не составили акт о том, что они проживают не у своего законного представителя. После этого отчим попытался оформить все документы, но получил отказ. Опека забрала детей прямо из школы. Семья до сих пор бьется за то, чтобы получить опекунство над девочками, но пока безуспешно.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх