Закон и Порядок

135 867 подписчиков

Свежие комментарии

  • Геннадий Бережнов
    Почему бы ФСБ не вывезти этого гадёныша и определить ему место под солнцем?Соратники Навальн...
  • Boris Janovsky
    Пьян, что ли? Вот ведь, кто-то уже отдыхает, а мы ни в одном глазу!Из России высылаю...
  • Виталий Литвинов
    Какая чушь, Медведчук- козырь))) Медведчук такая же шестёрка американская. как и все остальные политики Укропии и даж...Байден пойдёт с "...

Вдохновенное восприятие действительности в обладании купленным и приватизированным жильём, как собственностью – мираж начала пути

Вдохновенное восприятие действительности в обладании купленным и приватизированным жильём, как собственностью – мираж начала пути

 

 «Кто не жалеет о распаде Советского Союза — у того нет сердца. А кто хочет его восстановления в прежнем виде — у того нет головы».

                                 В. В. Путин

 

      Процессы приватизации государственного имущества начались в начале «далеких девяностых» прошлого столетия, практически сразу же, после распада Союза. За это время выросло целое поколение людей, воспитанное, как бы, в духе и на условиях существования в стране частной собственности. Чему, на тот момент времени, были несказанно рады все. По крайней мере, так представлялось, что воспринято было коренное и логическое нововведение социально-экономической жизни, как «хорошо забытое старое» состояние общества абсолютным большинством народонаселения.

      Давайте постараемся понять в реальности, какой расклад мы имеем на сегодняшний день в актуальнейшей сфере правоотношений комплекса жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ). И, особенно остро обозначившихся проблем перед обществом и государством, теперь, как, впрочем, и всегда - при создании условий и возможностей в обладании гражданами страны собственным достойным жилищем. Пожалуй, одной из главных декларируемых целей проводимой приватизации, было как раз, стремление высшего руководства, в скорейшем и полном удовлетворении конституционно установленных и естественных прав и потребностей граждан, в обретении «крыши над головой», обусловленных общепринятыми принципами справедливости.

      И, вот, вопреки всему, всё-таки свершилось. Граждане, в силу известных всем обстоятельств бюрократического свойства, пройдя «огонь, и воды, и медные трубы», стали иметь возможность обладать жилой собственностью, которую они могут приватизировать, покупать и продавать.

      Но, с самых первых шагов, ещё на предварительном этапе реализации этого права, «нарисовались» необъяснимые несуразности, как например: старик, «доживающий свой век» в родной деревне, выстроивший свою халупу в советские времена на свои собственные средства (не за колхозные или совхозные!), почему-то должен был оплатить в регистрационный орган за «красивую бумажку», в 2002 году, две тысячи рублей. А требовалось всего-то: представителям властных функционеров сделать запись в едином реестре недвижимости, фиксирующую учет халупы! Неужели этот человек, всю сознательную жизнь трудившийся на хлебной ниве, не оплатил своим существованием действия чиновников по производству такой записи? Не согласившись с огульно постыдной постановкой вопроса, старик, и до сих пор, проживает, слава Богу, в не зарегистрированном доме.

      Но, ведь, такой подход со стороны региональных и местных властных структур имеет свои пагубные, порой необратимые, последствия.

      Одно из которых – непредвиденный сбой в срабатывании механизма реализации налогообложения, как одного из основных предполагаемых итоговых результатов приватизации по сбору средств в общую копилку страны, вылившийся в совершенно обратный результат – исключение возможности взимания законно установленного сбора (налога) на самом сложном, переходном этапе, расходуемого на содержание общего имущества деревень.

      Следующее пагубное последствие наиболее характерно городским условиям – создание благодатной почвы для расцвета коррупции в городских муниципальных образованиях, через повторное, а, следовательно, противоправное и бесконтрольное взимание платежей с собственников жилья многоквартирных домов (МКД), за содержание того же самого вида имущества, отнесенного к общей долевой собственности в общем имуществе собственников жилья в МКД.

      Огромная масса людей, негативно оценив начавшиеся процессы приватизации, были выключены из них, превратившись в равнодушную, безвольную, безынициативную, а порой и саботирующую, всенародную толпомассу, использующую, зачастую, и административный ресурс, что безусловно привело и, приводит теперь, к торможению в развитии общества, государства и бизнеса. Среди приватизирующих, была и остается немалая доля недовольной армии чиновников, относящихся, к так называемым, сторонникам «красного пояса» страны – главным оппонентам введения частной собственности.

      Не может страна быть успешной, осознанно суверенной и самодостаточной, если в самой насущной составляющей быта и уклада жизни её граждан – даже при наличествующем жилище их достойного проживания, а зачастую, и не совсем достойного – отсутствуют или не соблюдаются установленные законами и обусловленные здравым смыслом, условия их совместного обустройства в рамках какого-либо административно-территориального образования или такого юридического лица, как товарищество или кооператив.

      О главных причинах недоверия общества к приватизационным процессам сферы ЖКХ, способных стать своеобразным локомотивом нашего развития, определяемых фундаментальными и незыблемыми принципами становления института права собственности, пойдет дальнейшее повествование.

      Одновременно, не учитывая и не считаясь, подменяя и смешивая истинные понятия собственности с пресловутыми аналогичными понятиями времён «совка», игнорируя их базовые принципы, являющиеся основой социально-экономической политики государства, провозглашенной в Конституции РФ 1993 года, дальнейшее поступательное развитие страны будет невозможно. Как невозможным оно будет и без смены той модели развития, которую нам навязали небезызвестные «партнеры» после распада Союза и, похоже, что умышленно.

      Начнем с деревни. Сельский гражданин, проживая в собственном доме, обязан по закону платить ежегодный налог на имущество физических лиц (за свой дом и прилегающий участок). Сегодня, это может происходить только в том случае, если он пожелает оформить государственную регистрацию права собственности на дом.

      В силу упомянутых выше обстоятельств, из-за нежелания одних и согласия других, в регистрации собственной жилой недвижимости или безвозмездного перевода государственного жилья в разряд собственного, проявились два важнейших жизненных аспекта, влияющих, как на условия и качество проживания самих граждан в конкретной местности, так и на наполнение местной казны, или иными словами, на полноту исполнения функций управления местными, низовыми властными структурами - сельскими советами.    

      Населению, как собственнику жилья (понятие и категория субъекта правоотношений, которые не существовали для граждан страны на протяжении, почти 80-ти лет, а это - три поколения), надо четко понимать, что признавая государство и являясь собственником в нём, у каждого возникает не только право получать коммунальные услуги и законодательно установленные льготы, но появляется и обязанность оплаты получаемых услуг, через общее, с соседями по деревне, долевое имущество, которое и подлежит неустанному поддержанию в исправном и безопасном состоянии. Это обязанности перед согражданами по деревне и государством, в которое мы объединились и, поэтому, каждый должен осознавать, что по сути представляет из себя оплата налога на имущество физических лиц.

 

      1. В условиях сельской местности, как правило, это есть оплата услуг по управлению и содержанию доли домовладельца в общем имуществе конкретной деревни: участка земельных угодий в границах поселения, газопровода с надлежащим оборудованием и приборами; водопровода с водораздаточными колонками общего пользования на всём протяжении деревни с водонапорной башней, насосом и скважиной; линий электропередач с трансформаторными подстанциями, столбами и фонарями уличного освещения; деревенской дороги и проездов к местам общего пользования в виде зданий и сооружений общедеревенского назначения, водоема, плотины и прочее.

 

      Смоделируем ситуацию, когда гражданин не проводит государственную регистрацию принадлежащего ему дома, но продолжает проживать в нём, оплачивая лишь получаемые коммунальные услуги по двухсторонним договорам (если, вообще, таковые существуют) с территориальными коммунальными службами.

      Сам дом, его внутреннее наполнение необходимым оборудованием и приборами для удовлетворения соответствующих бытовых нужд и удобств, соблюдения личной гигиены и комфорта, а также прилегающий участок земли, в соответствии с планом-схемой межевания, домовладелец обязан содержать за счет собственных средств.

      А вот с общим имуществом деревни происходит алогичная (а, может – задуманная?) метаморфоза, приведшая к реприватизации – к утрате по нему хозяина-собственника, после «канувших в лету» совхозов и колхозов. Общее имущество сёл и деревень, создававшееся трудом и за счет заработанных там же средств самих жителей и, только для них, которое являлось собственностью этих сельхозпредприятий, таких объектов, как коммунальная, транспортная, инженерная инфраструктура, здания и сооружения общего пользования поселений, оказались бесхозными или, «де-юре», не имеющими собственника и, следовательно, нигде и никак не учтенными, в том смысле, что требования по налогообложению этого имущества, являющегося, по сути, жизненно необходимой общей долевой собственностью жителей деревни, в целях осуществления управления им, предъявлять стало не к кому.

      Пример. Начальное образовательное учреждение (школа), располагавшееся в двухэтажном здании поселения, принадлежащее совхозу, в который входило несколько деревень, после начала приватизации превратилось в муниципальное жильё с принадлежностью сельскому совету. А это значит, что здание школы из категории общего имущества селян, выстроенное и содержащееся ранее за их счет, предназначенное для улучшения их социально-бытовых условий, преобразовано в муниципальное жилье, на содержание которого теперь необходимы дотационные средства государства.

      Последствия проведенной «прихватизации» в деревне плачевны: бани, клубы, общежития, школы, магазины, автотранспорт, сельхозтехника и другие объекты соцкультбыта и средства производства разграблены, разрушены и прекратили своё существование. А вся коммунальная, транспортная и инженерная инфраструктуры пришли в негодность и, что называется, «держатся на честном слове».

      Таким образом, теперь, прежде чем взимать налог с собственников жилых домов сельских поселений, надобно учесть (провести инвентаризацию, определить остаточную стоимость сохранившегося общего имущества) и передать его в общую долевую собственность жителям деревни. Для чего в границах этого поселения необходимо образовать юридическое лицо, на расчетный счет которого и должны поступать собираемые налоги на имущество физических лиц. А в общем-то – возобновить проведение приватизации на селе.

      И, соответственно, расчет оплаты этого налога должен производиться не на основе инвентаризационной стоимости дома, как это осуществляется сейчас, а исходя из совокупной стоимости общего имущества поселения, пропорционально соотнесенного с жилой площадью дома собственника.

      В этих возобновляющихся процессах федеральные ведомства, региональные власти и органы местного самоуправления обязаны оказывать действенную материальную помощь и всяческую поддержку. В конце концов, главной целью выборов, всех без исключения уровней власти, является делегирование полномочий нашим избранникам по организации эффективной управленческой деятельности, направленной на успешное и достойное совместное проживание граждан в определенном и конкретном административно-территориальном образовании.

 

      2. Однако, если житель, всё-таки, не зарегистрировал своё право собственности на дом, то он не будет получать извещения от территориального регистрирующего (налогового) органа о размере и сроках исполнения обязательного платежа по налогу.

      Следовательно, от собственника жилого дома, фактически проживающего и использующего общее имущество деревни, денежные средства в казну муниципального образования поступать не будут и у полномочных избранников не будет возможности осуществлять управление общим имуществом жителей деревни – не будет ни покоса травы по обочинам поселковых дорог, ни бурьяна на деревенских земельных участках, что значительно повышает пожароопасность в жаркие летние месяцы; ни очистки этих же дорог после зимних снегопадов, что, в свою очередь, не позволит жителям отдать последнюю дань погребения людям деревни, ушедшим в иной мир из-за невозможности пройти к месту захоронения; не предоставится возможным проведение своевременного технического обслуживания, безаварийной эксплуатации и необходимого ремонта водопровода с насосом водонапорной башни, запущенным в эксплуатацию почти 70 лет назад и, ни разу не имеющих профилактического ремонта, за исключением насущного минимума, и прочее, и прочее. Ровно всё это сегодня и происходит.

      Но, по факту-то, общее имущество деревни существует и принадлежит её коренным жителям и никому больше!

      Несогласие жителей на проведение регистрации права собственности на жильё, рождает массу других, глубинных аналогичных проблем, как для самих жителей, так и для органов власти и становятся непреодолимым препятствием для успешного и динамичного, социально-экономического развития общества и государства, в целом.

      Не малое количество жителей деревни, являющихся фактическими или, по праву наследства, собственниками домов, проживают в них лишь, как «дачники» в теплое время года, с апреля по октябрь, не имея, ни государственной регистрации дома (Свидетельства), ни временной регистрации самих граждан (прописки) по месту проживания. Или, вообще не проживают и не навещают, доставшиеся по наследству дома, превращающиеся в рухлядь не пригодную к проживанию и уродующие деревню со всем её общим имуществом.

      Такое их потребительское существование приводит к тому, что они, пользуясь общим имуществом и получая основные коммунальные услуги, а также занимая «лакомый» участок земли, приводят деревню к полной разрухе и окончательному вымиранию. Но, ведь, именно, для успешного совместного проживания на определённой территории люди и объединялись в деревни и хутора.

      Из этого вытекает, что вся нагрузка по содержанию общего имущества деревни ложится на ту малую часть законопослушных её жителей, кто зарегистрировал своё право собственности на дом и прописан в нем.

      А это, в большинстве своём пенсионеры, старики и старухи, обладающие статусом ветеранов труда, которые, в свою очередь, по закону освобождены от уплаты налога на имущество физических лиц.

 

      Результат – казна муниципалитета, расходуемая в целях содержания объектов общедеревенского назначения, пуста или, в лучшем случае, её хватает лишь на зарплату штатных работников администрации сельсовета.

      Для сельских жителей надо конкретизировать и пояснить, для чего предназначаются их платежи за потребляемые коммунальные ресурсы и на что они используются соответствующими территориальными службами.

      Собственник дома, ежемесячно получая квитанции на оплату того или иного вида потреблённых ресурсов: газа, электроэнергии или воды, производит их последующую оплату, исходя из показаний приборов учета (или нормативов) и установленных тарифов.

      Но ни один из упомянутых ресурсов не принадлежит той территориальной коммунальной службе, которая собирает денежные средства за их поставку. В этом легко убедиться на примере потребления воды собственниками домов из «своей», общедеревенской скважины. Становится ясным, что и другие ресурсы – национальное достояние.

      Следовательно, оплата, производимая нами по квитанциям, осуществляется не собственно за сам ресурс, а за тот его объём или количество, которые, по принадлежащим нам на правах общей долевой собственности в общем имуществе деревни, трубопроводам и высоковольтным проводам, доставляется в наше жилище. То есть, чем больше поставлено ресурсов в наш дом, тем выше износ общего имущества, тем быстрее наступает необходимость приобретения и замены узлов и деталей, вышедших из строя при его обслуживании и ремонте (траты денежных средств).

      А, вот эти трубопроводы и провода, по которым мы получили 3 или 5 кубов газа или воды, или 100 кВт электроэнергии, мы передали, или должны передать, на обслуживание и в эксплуатацию соответствующей территориальной коммунальной службе, по договору.

      И, когда мы, производим оплату газа, электроэнергии и воды в коммунальные службы, то оплачиваем не ресурс, а работу тех специалистов, которые проводят плановое обслуживание и осуществляют необходимый ремонт трубопроводов, насосных подстанций, водонапорных башен, линий электропередач с трансформаторами и прочее, или, иными словами, наши платежи, в этом случае, расходуются на содержание самих коммунальных служб и зарплату их работников. Но не на закупку узлов, агрегатов, деталей, оборудования и материалов, вышедших из строя в составе общего имущества, потому что оно им не принадлежит и принадлежать не может.

      Невольно возникает вопрос о роли и предназначении такого полномочного органа управления низового звена, как сельского совета и его администрации, объединяющего под своим началом, как правило, несколько сельских поселений и, который можно смело относить к анахронизму советского периода.

      Сегодня он (сельский совет и его администрация, как территориальный орган управления) никак и ничем не управляет, ничего не решает и решать не может, если учитывать, что все основные функции управления сельскими поселениями, входящими в его состав, переданы в районную муниципальную администрацию, от распоряжения землями сельских территорий, до вопросов социальной защиты населения, включая задачи по учету жителей и приватизированных (оформленных в собственность) земельных придомовых участков с жилыми строениями в сельских поселениях.

      Исходя из здравой логики бытия получается, что такая управленческая структура, как сельсовет, является обременяющим управленческим формированием, как для жителей-собственников, непосредственных потребителей коммунальных услуг, имеющих прямые договоры с коммунальщиками, так и, собственно, для организации управления совместным проживанием селян, как таковой, так как налоги по их общему имуществу поступают в бюджет местного муниципального района.

      Следовательно, сельсовет сегодня – это, по сложившейся, в советское время, практике выборов его депутатов, бездумно избираемое управленческое звено, отжившее свой век, сравнимое с паразитной шестернёй передаточного механизма, выступающее в роли примитивного посредника во всей цепочке вертикали власти, неоправданно истребующего деньги в муниципалитете и расходующего их, как средств налогоплательщиков, не для нужд поддержания общего имущества жителей деревень в исправном состоянии, а лишь на своё собственное содержание. И, почему эти деньги, поступившие от селян-собственников в виде налогов, кто-то должен у кого-то истребовать, когда они должны тратиться по их прямому предназначению для содержания общего имущества в надлежаще исправном состоянии органом, исполняющим обязанности полномочного управленца жителей деревни – её собственников?

      Городские собственники жилых помещений, проживающие в большинстве своём в многоквартирных домах и объединенные между собой управляющими компаниями или товариществами (своеобразными сельскими советами, только «круче»), что называется, «для улучшения совместного проживания», имеют для себя, все те же самые проблемы, что и в деревне, только, с точки зрения осуществления сборов денежных средств, в целях управления общим долевым имуществом собственников жилья МКД и его содержания, они производятся с удвоенным, а то, и с утроенным эффектом, хотя, единственно законным исполнением требований законодательства по сбору средств для этих нужд, является уплата налогов на имущество физических лиц, в соответствии с главой 32 Налогового кодекса РФ.

      Сравнение двух вариаций исполнения требований одного и того же Закона, первой - в условиях города, второй – в сельской местности, позволяет безапелляционно констатировать его избирательное применение на практике, как структурами исполнительной, так и судебной властей. Закон грубо попирается в одном случае и абсолютно не работает в другом.

      Речь, конечно же, идет о, почти, ежеквартально изменяющихся, в сторону увеличения, платежах, осуществляемых собственниками жилых помещений МКД за получаемые услуги сферы ЖКХ и, одной из их тяжеловесных составляющих - оплате строки квитанций «содержание жилого фонда» или, как еще называются такого рода платежи - «общедомовые расходы», или, как называет их Налоговый кодекс РФ – «налог на имущество физических лиц», или, как указано в Жилищном кодексе РФ - «плата за содержание жилого помещения».

      Два последних определения сборов, установленных Налоговым и Жилищным кодексами, соответственно, абсолютно идентичны, обладают одними и теми же признаками и, в силу этого обстоятельства, в соответствии с абзацем 3 пункта 5 статьи 3 НК РФ, гласящего: «Ни на кого не может быть возложена обязанность уплачивать налоги и сборы, а также иные взносы и платежи, обладающие установленными настоящим Кодексом признаками налогов или сборов, не предусмотренные настоящим Кодексом либо установленные в ином порядке, чем это определено настоящим Кодексом», полностью исключает возможность взимания «платы за содержание жилого помещения» и «взноса на капитальный ремонт», установленных п.п.1 и 2, соответственно, ч.2 ст. 154 Жилищного кодекса.

      Это и понятно. Какая плата за жилое помещение собственника ещё может взиматься, если он выкупил (приватизировал) квартиру в доме конкретного города?

      И, если под строками «общедомовые расходы» и «капитальный ремонт» подразумеваются управление общим имуществом и его капитальный ремонт (а другого не может быть), то эти нужды, в соответствии с законом, покрываются оплатой налога на имущество физических лиц, который и поступает в местный бюджет муниципального образования, чем определяется право и возлагается законодательная обязанность по управлению общим имуществом МКД на местную муниципальную власть.

      Но, если законодательная обязанность по управлению общим имуществом МКД возложена на местные органы власти, а договоры между собственниками жилья и коммунальными службами заключаются «напрямую», как должно быть и, как и происходит по логике вещей в некоторых регионах стрны, то все управляющие компании и товарищества, кроме как посредниками, перекупщиками и «паразитными злокачественными опухолями», назвать нельзя.

      Соответственно, платежи собственников жилья «за капитальный ремонт» дома, структурно, также должны войти в состав налога на имущество физических лиц, для чего не надо было «городить огород» с введением в квитанциях отдельной сроки «капитальный ремонт», открытием отдельных счетов, созданием региональных фондов капитального ремонта и, в общем итоге, неоправданным увеличением численности «управленцев-нахлебников» и созданием дополнительной возможности нецелевого использования средств. А надо, всего-то, расчет налога за жилое помещение (квартиру) осуществлять, исходя не из её инвентаризационной стоимости, как происходит сейчас, а из кадастровой, то есть, из той стоимости жилья, по которой оно было приобретено и зарегистрировано в Едином Государственном Реестре Недвижимости.

      Управляющим компаниям или товариществам в МКД ничего не принадлежит, поэтому, ни они, никто другой, кроме собственников помещений, по определению, не могут быть потребителями услуг при заключении договоров с коммунальщиками. Равно, как, ни управляющие компании, ни товарищества не могут быть производителями и поставщиками коммунальных ресурсов, по причине отсутствия у них соответствующих лицензий.

      К тому же, и сравнительный анализ платежей по управлению общим имуществом деревни и города, позволяет усомниться, мягко выражаясь, в законности сборов средств по строкам квитанций «общедомовые расходы» и «капитальный ремонт» с городских собственников жилья управляющими компаниями или товариществами, задав риторический вопрос.

      Почему ни одна из администраций сельских советов не взимает денежные средства с собственников жилых домов в деревнях по этим строкам квитанций или, как определено Жилищным кодексом – «плату за жильё» и «капитальный ремонт» (а, уж, там то, нужда в этом, похлеще городской)?

      Да потому, что такое абсурдное требование в условиях деревни не «заболтаешь» и не завуалируешь красивыми словами и фразами, типа: «Ты же ходишь по лестнице подъезда? А её надо очищать от мусора и грязи. Вот мы и будем платить уборщице из собираемых средств».

      Не возможно убедить деревенских жителей в несуразности таких требований, где «всё и вся на виду, как на ладони», не вызвав открытыми, противоправными действиями по повторному сбору средств, обыкновенного народного бунта.

      Именно эта несправедливость интуитивно осознается гражданами, когда они искренне возмущаются постоянно растущими размерами платежей за принадлежащую им недвижимость по праву собственности. В том числе, и на растущие тарифы по оплате коммунальных услуг, стоимость которых для внутреннего потребления в стране, не может дорожать по определению, когда происходит развитие территорий, хотя, и медленными темпами.

      То есть, в условиях роста объемов добываемых коммунальных ресурсов их ценовая составляющая не может увеличиваться для давно работающей схемы по оказанию услуг, если повышение тарифов за коммуналку, не поставлена в прямую зависимость от роста зарплат самих коммунальщиков («золотых парашютов» их топ-менеджеров), как мы теперь понимаем, по конъюнктурным соображениям (искусственное действо, не обусловленное экономическими законами, а продиктованное проводимой внутри страны социально-экономической политикой по созданию «мыльных финансовых пузырей»).

      Сама по себе вода, закачиваемая из недр земли через пробуренную скважину, как коммунальный ресурс, не может дорожать из квартала в квартал – с самой водой и её качеством за этот период никаких изменений не происходит, как, впрочем, и с природным газом, и с электроэнергией, и с теплоносителем для отопления МКД.

      Следовательно, неверной является сама модель социально-экономического развития страны, которую мы «слепо» приняли и, на которую «наивно» полагаемся после распада Советского Союза, как на основную базовую конструкцию, формирующую все исходные данные для производства расчетов в экономике ЖКХ и при её перспективном планировании.

      Рассматривая описываемые выше противоречия правоприменительной и законодательной практики в сфере ЖКХ через призму военного переворота и нынешней гражданской войны на Украине, возникает неистребимое желание предостеречь «неуёмных поборников справедливости», в лице властных и управленческих структур «местного пошиба» всех мастей, от необузданного стремления «делать деньги в карман» за счет народа и любой ценой.

      Из-за таких горе-управленцев на местах, обладающих полной самостоятельностью при принятии решений и, при этом, не являющихся государственными служащими, а в этом смысле, подотчетных лишь перед избирателями, большинство из которых, в свою очередь, и в силу известных обстоятельств и сложившихся стереотипов в деятельности комплекса ЖКХ, мало что волнует и интересует, сегодня и происходит полный шабаш.

      Приведу некоторые характерные фактические данные и цифры в качестве примера. Новый, десятиэтажный, 120-квартирный дом, 10 лет назад пущенный в эксплуатацию. Все квартиры в собственности жильцов. Общая сумма налогов, поступившая в муниципалитет за весь период, по усредненным данным, составила 1 млн 200 тыс. руб. Как мы теперь знаем, это средства собственников квартир, предназначенные для управления их общим имуществом в этом доме, из которых муниципалитетом ни копейки не было потрачено на эти цели.

      Мало того, на эти же цели, повторно, товариществом за этот период, было собрано гораздо больше – по усредненным подсчетам, около 18 млн. руб.

      В общей сложности, только в целях «общедомовых нужд» с собственников жилья было собрано около 20 млн. руб. 

      С очень большой натяжкой можно найти оправдание двум – двум с половиной, ну, трём миллионам рублей за весь период.

      Тогда, на содержание каких крыш, подвалов, стен, лестниц или лифтов израсходованы 17 млн. руб. не объяснимо, если заливка крыши, эксплуатация лифтов, вывоз ТБО, расход электроэнергии в местах общего пользования оплачивается жильцами этого дома по отдельной строке квитанций, а подвалы, попросту, оккупированы или проданы органами местного самоуправления?!

      Но, дом то, новый! Никаких крупных вложений в текущий, средний, а тем более, капитальный ремонт, для исправного содержания общего долевого имущества по нему не требовалось и не проводилось.

      «Где деньги? Зин?»

      Сам факт того, что гражданин, как «носитель суверенитета и единственный источник власти в стране», теперь способный нести на себе функции «хозяина», но постоянно выступающий в качестве «попрошайки» перед уполномоченной им же властью всех уровней, доказывающий ей очевидные, и узаконенные самой властью, противоречия и нарушения установленных норм правоотношений между гражданами, обществом и государством, влекущие за собой ущемления прав гражданина -- подрывает суверенитет и безопасность государства, а также выглядит и является, по меньшей мере, не разумным и не укладывающимся в общепризнанные рамки здравого смысла фактором, который указывает на наличие в основе принятой модели развития, оккупационных принципов управления.

      Вывод может быть толь один - в немедленной смене действующей, оккупационной модели развития, на доверительную систему управления, базирующуюся на Теории Долевизма, с передачей всех контрольных функций за деятельностью государственных органов, институтам гражданского общества.

      Очень важно, с этими принципиальными изменениями уклада нашей жизни, не опоздать…

      О подобного рода проблемах, ожидающих всю страну в случае отказа от фундаментальных изменений системы управления,  предупреждает в своем докладе академик Сергей Глазьев, сделанном им на закрытом заседании Межведомственной комиссии Совета Безопасности РФ. Как сказано устами директора Центра регионального развития Академии народного хозяйства и госслужбы при президенте РФ Сергея Андреева в завершении статьи Алексея Половникова «Программа Глазьева хоронит экономику, построенную на воровских принципах», размещенной по адресу http://politobzor.net/show-65085-programma-glazeva-horonit-ekonomiku-postroennuyu-na-vorovskih-principah.html:

«Грабёж страны опять идёт по той же самой схеме — деньги раздают банкам, а не вводят в производственную схему. Кому это выгодно? Тем, кто плюёт в Глазьева. И дело не в конкретных личностях, дело в системе. Систему надо менять, и менять жёстко».

Картина дня

наверх