Последние комментарии

  • Владислав Владислав15 сентября, 13:11
    Посмеялся. У них ледоколы есть ? Нет. Вопрос закрыт. Скорее наши ВС закроют им Арктику.Канада хочет выгнать Россию из Арктики
  • Vladimir Orekhov15 сентября, 13:01
    у США, в конечном счёте, может получиться, если в России, у которой по военной части всё в порядке, не появится сильн...В США обнародовали план «похорон» России
  • Слава Денисов15 сентября, 12:53
    США уже практически завоевали весь мир и управляют им. Остались Россия, Китай и в какой-то мере Иран. Белоруссию они ...В США обнародовали план «похорон» России

Папа, я убью тебя и отрежу тебе голову.

Папа, я убью тебя и отрежу тебе голову.

С такими словами мой сын, Максим, первоклассник пришёл домой из немецкой школы.

Сказать что это было для нас как гром среди ясного неба, было бы неправда, но именно такое было для нас дома полным шоком. В школе до этого были проблемы с поведением отдельных учеников, но школа с этим как-то боролась, или делалал вид что боролась.

В марте этого года до этого наш Максим неожиданно для нас отказался ходить в школу, не объясняя нам причины, после долгих расспросов мы выяснили что на него напал афганский беженец и душил его за горло. Мы обратились с претензией к учителю класса, она заявила что она ничего не видела, никаких проблем нет, она обязательно посмотрит за поведением афганца, но после этого она начала Максиму на правильно сделанные задания по математике заявлять что решения задач неправильное и ставить плохие оценки за правильные решения. По математике! Где 2+2 равно 4. На самом деле с указанным выше афганцем проблемы в школе начались с первого же дня занятий, за сентябрь месяц он отпинал первоклассников двух классов, в сентябре же он воткнул вилку в шею однокласснику, после того как в сентябре родители двух классов взбунтовались, школа этого афганца придавила, он сидел отдельно от детей один за партой, после школьных занятий в обед его немедленно забирали домой, он был исключён из продлёнки, ему было на переменах запрещено выходить из класса и запрещено играть с детьми во дворе. До весны этого года казалась, что проблема решена. Но весной этот афганец организовал группу из других беженских детей и они начали группами по 6-7 нападать вместе на одиночек, отбирать телефоны и вещи. Как позже выяснилось, избивание одних детей другими в немецких школах это практически норма, когда моя жена лично увидела как на школьном дворе двое или трое третьеклассников или четвероклассников вместе били первоклассника и потребовала прекратить это, эти третье/четвероклассники ей заявили – ты нам никто и нам ты не указ, пошла вон.

Наша школа обычная маленькая государственная немецкая школа в дорогом и до миграции беженцев в 2015 году социально престижном районе Кёльна, интернациональная, русские, еврейские, немецкие, арабские, испанские, итальянские, китайские дети. У Максима одна подружка из Кубы, приходит к нему в гости, они смотрят мультики на испанском, другая подружка из Сербии, они смотрят мультики на сербском, есть русские друзья, смотрят мультики на русском, есть арабский друг, есть немецкие друзья.

Я расспрашиваю Максима, что случилось.

Он рассказывает, что его одноклассник – афганский беженец - напал на него, показал жест отрезания головы и сказал «ты будешь мёртв» .

Я спрашиваю Максима, кому он еще показывал этот жест, Максим отвечает – всему классу. Видел ли кто-либо из взрослых или учителей – он отвечает видела учительница по спорту.

Я пишу письмо родителям класса, не называя имя обидчика – прошу опросить своих детей и узнать, кому еще угрожали.

Почти сразу получаю ответ от председателя родительского комитета, что проблема известна и эти жесты уже не в первый раз.

Я иду к директору, разъяснить ситуацию. Параллельно информирую о проблеме шульамт (чиновники ответственные за школу), Администрацию города и югендамт (чиновники ответственные за развитие детей) района и югендамт города.

Директор мне на первой встрече заявляет – если вам не нравится школа, меняйте её на любую другую в районе, дети имеют право нападать друг на друга это процесс взросления, мы к агрессивному ребёнку приставим социального педагога и обеспечим класс присутствием второго учителя, так как наша школа хоть и не предназначена для детей с отклонениями (психических агрессивных инвалидов), мы не исключим этого ребёнка из школы, он имеет право сюда ходить и обязан посещать школу, таким образом мы сможем его интегрировать в наше немецкое общество, привить ему навыки и правила поведения в нашем обществе, жесты которые показывает афганский мальчик плохие, но он их увидел в мультиках «Том и Джерри» или «Микки Маус», и ничего страшного не произошло, но мы обязательно примем все возможные меры чтобы его интегрировать и он был как мы.

Я верю директору.

Я верю Германии.

Я верю в закон, государство и порядок.

Я думаю, что в классе появится второй педагог и социальный работник, я думаю что всё наладится.

Я объясняю Максиму, что данный инцидент исчерпан, этот мальчик больше на него не нападёт.

Каникулы.

Мой ребёнок простыл и пришёл в класс не сразу после каникул.

Первый день после каникул прошёл нормально, афганец был под постоянным контролем учителей.

Во второй день после каникул прямо во время школьного занятия данный афганец попытался воткнуть карандаш в шею моему Максиму. Учитель на минуту вышла из класса, и он на него напал.

Я немедленно связываюсь с директором, шульамт, югендамтом, администрацией города, описываю ситуацию и прошу перевести моего ребёнка на домашнее обучение, в связи с тем, что школа не может обеспечить безопасность и здоровье детей.

Мне письменно отказано.

Ребёнок обязан ходить в школу, это закон.

И наш, который жертва, и тот, который нападает.

Именно ходить, посещать, если не хочет, не может, не желает – приедет полиция и отвёзут принудительно.

Если в других странах, таких как Швейцария и Великобритания нет обязанности посещать школу, есть обязанность знать и сдать экзамены по окончании школы.

В случае неявки ребёнка в школу нас ждут штрафы до 100-500-1500 евро в день, потом тюремное заключение родителям, потом изъятие детей из семьи.

По мнению директора школы побои одним ребёнком других детей не являются криминалом, это процесс взросления и постижения границ.

По мнению шульамт ничего страшного не случилось, пострадавших нет.

Я спрашиваю Максима – почему ты не даёшь сдачи? Ты же занимаешься дзюдо уже почти год, ты же там лучший. Он мне – папа, если я даю сдачи, меня наказывают и сажают на стул на неделю, неважно виноват я или прав. А того, другого? А того никогда не наказывают, чтобы он ни делал. Папа я не хочу сидеть на стуле неделями, тем более когда я не виноват. Максим до этого ходил в детский сад в Германии два года, там была такая же картина, наказанием было сидеть на стуле неделями, причём наказывали только немецких детей, а мигрантов никогда не наказывали, мы думали, что в школе всё будет лучше, мы ошибались.

В школе с того же дня объявляют карантин на две недели, эпидемия ветрянки, непривитые дети сидят по домам, наш от ветрянки непривит и законно мы две недели дома.

Я ищу решение.

Я вижу решение – сменить немецкую школу на другую немецкую школу в районе.

Опрашиваю по контактам родителей в окрестных школах – везде такие проблемы, причём последние 3 года, когда дети беженцев пошли в школы. Никто ничего против нападений детей беженцев на местных немецких, русских детей, не беженцев, сделать не может. Даже министр образования Германии сделать не может. Евреи молодцы, они одни единственные смогли открыть свою национальную школы, обеспечить финансирование её за счёт бюджета, поэтому годовая плата в еврейской школе всего 2500 евро и евреи прячуют своих детей там.

Я читаю самый крупный русскоязычный форум в Германии – germany.ru, описываю проблему и получая ответы понимаю, что эти нападения теперь во всех городах и во всех школах повсеместно, причём именно самый удар в первых – четвёртых классах. Через несколько лет эти дети пойдут в гимназии и общие школы и проблема переместится дальше.

Кроме немецких государственных школ есть частные английские и американские школы, они стоят 20-25 тысяч евро в год, в этой сумме 15-20 тысяч евро в год обучение, плюс еще питание тысячи 3 в год, плюс материалы, обязательные совместные поездки школьников и прочее, в сумме 20-25 тысяч. Я просто физически не могу платить такие суммы, я работаю в крупной корпорации программистом, но работаю в семье один, так как жена с малолетним ребёнком в декретном отпуске и моя зарплата в самих высоких возможных зарплатах программистов в Германии, и то, после уплаты обязательных налогов, медицинского и пенсионного страхования, аренды жилья и расходов на еду, нам не хватит на оплату частной школы. Либо не есть, либо жить на улице, тогда частная школа возможна. Но у нас маленькая дочь, обучение для неё по такой же цене и обучение для Максима полностью равно моей зарплате. Тогда уже через пять лет придётся и не есть...

Государственным школам спущен обязательный приказ, принимать беженцев, даже если они по поведению не подлежат обучению в школе.

Частный школы имеют право выбирать себе учеников.

Эта плата 20-25 тысяч евро в год в частной школе – это плата только за то, что твоего ребёнка бить не будут, учебная программа такая же как в обычной государственной школе. И частные школы только 1-4 класс, потом дети обязаны идти всё равно в общие гимназии. Есть и частные гимназии, они стоят тоже 20-25 тысяч евро в год. Их одно отличие от общих государственных гимназий – в них директор имеет право не брать беженцев и отбирать учеников по поведению и оценкам.

«Папа, зачем я вообще пошёл в эту школу...»

Однажды в трамвае, Максим с тоской в голосе «Папа, зачем я вообще пошёл в эту школу...»

Зная о том, как он ждал школы, как он к неё готовился, как он почти целый год с удовольствием туда ходил (если исключить эти проблемы с афганцем), как он каждый день с утра собирался и бежал на выход из дома в школу, эта тоска в голосе как нож по сердцу...

Я отвечаю - Потому что она самая маленькая школа и самая близкая к дому, и мы специально ёе выбрали, так как нам в момент оформления говорили, что так как школа маленькая то агрессивных психических детей не будет, она не предназначена для таких. Эта школа не подлежит обучению в рамках инклюзиона, когда агрессивные психически больные дети учатся с обычными детьми, и обычные дети «тренируют» свою волю, внимание и сочувствие. В законе об инклюзионе сказано, что здоровые и больные дети, которые МОГУТ учиться со здоровыми, обязаны учиться вместе. В городе нехватка 2500 мест в школах для психически больных детей и этих детей чиновники рассовывают по обычным школам, экономя бюджетные деньги на дополнительных преподавателей, специальные школы и врачей в классах. Пока психически больной ребёнок здоровому ребёнку глаз не выбьет, чиновники заявляют что они имеют право такого ребёнка засовывать в обычную школу и учителя обязаны учить таких детей среди здоровых детей.

«Папа, поехали обратно в Москву»

Я не могу, я меня рабочий договор, я меня снятая огромная квартира которую так сложно было найти, в которую я три года подряд для тебя покупал развивающие игрушки, конструкторы, книги и привозил их из России, я не могу уехать, я обязательно найду выход.

«Папа, я обязан дальше туда ходить и меня там будут бить?»

Я понимаю, что старая школа никакого изменения в своём поведении не сделает, в других школах района проблемы такие же, мы идём к врачам и у трёх разных врачей фиксируем страх у ребёнка после нападений в школе перед посещением школы и врачи освободждают ребёнка от занятий. Нашего ребёнка. Нападающий ходит дальше.

Мы отсылаем больничный лист в школу, школа письменно нам отвечает – больничный лист не принимаем, мы не согласны с диагнозом, требуем проверки ребёнка у нашего школьного врача.

Через месяц школа пишет – мы пишем всем детям характеристики по итогам первого учебного года, мы отразим в характеристике что ребёнок не посещает школу по неуважительной причине.

Мы обращаемся к адвокату, он за 250 евро пишет письмо в школу, где указывает что поведение школы незаконно, даёт школе месяц на подтверждение уважительной причины отсутствия школы, школа перед угрозой суда в итоге выдаёт положительную характеристику нашему ребёнку.

«Папа, почему мы не можем пойти в другую школу?»

Потому что в другой школе всё тоже самое... А в частную школу мы не пожем потянуть, физически нет столько денег.

Хорошо Максим, я пробую последний шанс перед отъездом, шанс в который я сам не верил, ибо все знают что это невозможно – я обращаюсь к Консулу России в Бонне и пишу им письмо, я прошу в порядке исключения, помочь защитить моего ребёнка от нападений на территории в Германии в зачислить его в русскую школу при консульстве России в Бонне.. Я знаю что эта школа только для консульских сотрудников, а мы не консульская семья. Я знаю что эта школа иностранная, и не подотчётна немецким учебным службам, я знаю что это очень известная и уважаемая школа и все университеты Германии, России и мира признают аттестат этой школы. Для меня важно в первую очередь безопасность. И во вторую очередь – мой ребёнок говорит на русском языке, мы специально сохраняли русский язык дома, я из России привёз книг на русском языке на полмиллиона рублей, мы читали специально русские книги, чтобы он не забыл русский язык. Справедливости ради мой ребёнок говорит и на немецком как на родном и относительно свободно на английском. Если нас примут, то мы решили, мы переедем в Бонн. Сейчас я до работы добираюсь в один конец 10 минут на велосипеде или полчаса пешком, после переезда я буду добираться в один конец 2 часа поездом. 4 часа в день на дорогу вместо 20 минут, это трудно, но не катастрофа. Для немцев двух часов в день на дорогу это уже катастрофа.

Консульство в Бонне и Русская школа при консульстве пошли нашему сыну навстречу.

После проверки уровня знания русского языка и математики, Максима зачислили во второй класс с нового учебного года.

Мы плакали дома от радости.

Всей семьёй.

Мы начали готовится к переезду из Кёльна в Бонн, нашли прекрасный трёхэтажный дом с садом недалеко от школы, сняли его с начала учебного года и расторгли договор на квартиру в Кёльне. В Германии все договора по выезду из жилья нужно расторгать за три месяца до переезда. И искать жильё нужно минимум за полгода до переезда. То что нашли быстро дом, это было настоящее чудо.

Как выше я уже сказал, в старой школе 2 недели карантина, в домашнем обучении нам отказано, агрессивный мальчик продолжает посещать школу, защищать нашего от нападений на территории школы никто не собирается, занятия в немецкой школе до середины июля, занятия в русской школе в Бонне закончены в конце мая.

Мы извещаем шульамт и министерство по образованию Северной Рейн Вестфалии о том, что ребёнок будет ходить в русскую школу.

Так как если ребёнок не появится в немецкой школе по окончанию карантина, то нас ждёт путь уже известный по другим родителям – штрафы 100-500-1500 евро за день пропуска, тюремное заключение для родителей и в итоге изъятие детей из семьи и передача детей в приёмную семью или детский дом.

Моя жена говорит с болью в глазах и ужасом в голосе, на наших кариглазого блондина и голубоглазую блондинку очередь выстроится. На таких здоровых детей из нормальных семей идёт настоящая охота. Больных детей из семей алкоголиков и наркоманов могут до смерти детей не забирать. Здоровых детей из нормальной семьи могут забрать мгновенно.

По закону об образовании ребёнок обязан посещать немецкую школу, либо если есть важная причина, то может посещать НЕ немецкую школу.

Как варианты важных причин в законе указано как минимум два, но могут быть и другие.

Первый вариант, ребёнок только на время в Германии – дети консульских сотрудников и дети иностранных военных подпадают под этот вариант. Такие дети могут ходить в любые иностранные национальные школы, даже неаккредитованные.

Второй вариант – ребёнок ходит в аккредитованную иностранную школу,единственное требование к аккредитации – чтобы дети с первого класса учили немецкий язык в минимально необходимом объёме. Все аккредитованные иностранные школы платные, 20-25 тысяч евро в год.

Адвокат ещё за 250 евро пишет официальное письмо в Министерство образования в Правительство Земли Северный Рейн-Вестфалия в Дюссельдорфе, о согласовании для Максима в законном порядке дальнейшего обучения в русской школе при консульстве в Бонне на основании целого ряда важных причин – у ребёнка двойное гражданство России и Германии, ребёнок говорит на двух языках – немецком и русском и русский основной родной (по немецки «материнский язык»), ребёнок был травмирован в немецкой школе и ребёнок имеет страх перед немецкой школой.

Этот запрос адвоката Правительство Земли Северный Рейн-Вестфалия отправила в бециркрегирунг - администрацию округа Кёльн-Бонн-Ахен, оттуда данный запрос отправили шульамт Кёльна, так как учёбу 1-4 классы в зарубежных школах согласовывает шульамт, а учёбу 5-13 классы в зарубежных школах согласовывает бециркрегирунг - администрацию округа Кёльн-Бонн-Ахен , и так как у нас первый – второй класс и мы еще не переехали в Бонн, то мы подочтётны шульамту Кёльна.

То есть по факту согласовавать нам обучение в русской школе должен был чиновник, который персонально ответственнен за бардак и беззаконие в немецкой школе, в который мы раньше были.

Моя бабушка и дедушка говорили в таких случаях – «резануть себе серпом по яицам».

Глава шульамта Кёльна никак не может это сделать. Ему и больно и политически неправильно.

В начале июля мы получаем официальный отказ от шульамта Кёльна в разрешении на посещение русской школы, Максим обязан ходить в немецкую школу, государственную или частную, а если у нас нет денег на частную школу, то это наши проблемы.

У нашего Максима помимо гражданства России также и гражданство Германии – немецкие чиновники считают что Максим будет жить в Германии вечно (не «ограниченное» время), поэтому пункт 1 по мнению немецких чиновников не для нас. Пункт 2 не подходит ибо школа не аккредитована и аккредитовываться не будет, так как самой школе в этом нет никакой нужды.

Остальные «важные причины» и какие причины «важные», а какие «неважные», в законе не приведены и кто решает «важность» причины тоже не указано.

Таким образом, спустя 3 месяца после начала данного конфликта, правительство Германии через начальника шульамта Кельна не разрешило нам посещать русскую школу в Бонне и указали что наш ребёнок обязан и дальше ходить в прежнюю немецкую школу.

Мы звоним в шульамт Бонна, куда мы готовимся переехать, пересылаем заранее все наши документы и получаем назначенное время для разговора.

Цель визита в Бонн – когда мы переедем и пропишемся в Бонне, то ответ об одобрении посещения русской школы с первого по четвёртый классы будет давать шульамт Бонна. С пятого по 13 классы ответ и одобрение на посещение русской школы даёт бециркрегирунг - администрацию округа Кёльн-Бонн-Ахен. В телефонном разговоре с бециркрегирунгом - администрацией округа Кёльн-Бонн-Ахен, когда чиновница мне сказала, что мы они нам запретят посещать русскую школу с 5 по 13 класс, я ей ответил, тогда мои дети вернутся обратно в Россию в Москву, она замолчала и сказала, хорошо, мы вам дадим разрешение, но к нам вам нужно обратится через 4 года, сейчас обращайтесь в шульамты Кёльна/Бонна.

На встрече в шульамте Бонна с первой же минуты чиновники Бонна заявляют, что категорически недопустимо чтобы Максим ходил в русскую школу. Он может ходить в неакредитованную тоже арабскую - ливийскую, в них призывали к священной войне - джихаду - против неверных христиан и евреев, чиновники не видят в этом никакой пробелемы, еврейскую, французскую, английскую, американскую, немецкую школу. В русскую школу ему ходить днём вместе немецкой запрещено. Может ходить ночами после немецкой, если желает. Все кто ходят в русскую школу – ходят нелегально, если чиновники узнают имена родителей – родители будут наказаны. Мы заявляем, что обучение в немецкой школе из за этих нападений на детей для нас невозможно, глядя на реакция властей до этого мы понимаем, что в случае нападения в новой немецкой школе нам нужно будет снова менять школу и это дикий стресс для ребёнка, чиновники отвечают что эта проблема их не волнует.

Тогда я ей заявляю, у нас как у семьи есть два варианта.

Вариант первый – мы эмигрируем в Россию до окончания детьми школ в России. Чиновница Бонна – оооо, это очень хорошее решение, мы его полностью поддерживаем. Я, а то, что дети будут страдать, разлучённым с отцом, живущим и работающим в другой стране вас не волнует? Ответ чиновницы –нет.

Вариант второй – мы переезжаем из Кёльна в Бонн, так как договор аренды квартиры в Кёльне уже расторгнут, мы не можем не уехать, договор аренды шикарного трехэтажного пятикомнатного дома с садом уже заключён, если мы и не переедем, в любом случае мы должны платить по договору минимум три года по 1800 евро в месяц, это 1800*12*3 минимум 64800 евро убытков для семьи. Я говорю чиновникам, мы переезжаем в Бонн, после переезда мы прописываемся в Бонне, подаём официальный запрос уже в шульамт Бонна, получаем отказ и подаём в суд на шульамт Бонн. Если решение суда положительное, то дети в Германии и учатся, если отрицательно – то вариант первый. Чиновники – мы не видим никакой проблемы, пока идёт суд ваш сын обязан ходить в немецкую школу, мы сами за вас определим в какую, если он не будет ходить, то вы будете получать штрафы 100-500-1500 евро за день пропуска, ребёнка будет забирать полиция из дома, через некоторое время вы будете подвергнуты тюремному аресту на несколько недель, а после этого фамильный суд ограничит ваши родительские права и дети будут изъяты из семьи и переданы в приёмную семью. Также учтите, что судебные процессы в Германии длятся годами, когда суд закончится, ваш сын скорее всего уже закончит школу и возможно какой нибудь ВУЗ.

Мы вышли из шульамта Бонна как будто оплёванные сверху донизу.

Я дипломированный математик-программист, моя жена дипломированный физик-экономист, с тремя высшими образованиями с красным дипломом бакалавра и магистра, у нас у обоих стаж по 20 лет в разных крупных фирмах, мы платим безумные налоги и требуем только чтобы нашего ребёнка не били в школе и мы ничего не можем добиться. Так как после этой истории власти Кёльна всего лишь двух агрессивных детей могут поменять местами в соседних школах и всё продолжается дальше. Система не меняется вообще. Никто не наказан. Никто ни за что не ответил.

С нами говорили, как будто мы вообще пустое место.

И самое главное, что по закону мы правы!

Но доказать это мы правы – это годы судов и десятки тысяч евро на адвокатов и судебные госпошлины!

Русский язык - официальный язык ООН.

Русские дети занимают в три раза больше золотых медалей на каждого участника на международных олимпиадах по математике, информатике, физике.

В школьном законе сказано, что Германия уважает права детей и у каждого ребёнка есть право на индивидуальный путь развития.

Но важнее индивидульного пути развития безопасность в школе. Да, могут быть конфликты и проблемы, это понятно, но важно как сама школа и как чиновники и как власти реагируют на эти конфликты и проблемы.

«Полиция, прокуратура, Меркель, немецкая госдума, Министерство образования, суд»

Обращались ли мы в полицию ? Да, много раз. Ответ – будет труп приходите, до трупа или выбитого глаза мы ничего сделать не можем. Подадите сейчас заявление против директора школы – вас самих в тюрьму посадят за нацизм, фашизм и клевету на Германию.

Обращались ли мы в прокуратуру ? Да, ответ – уголовное дело против нападающего первоклассника прекращено ибо ему нет 14 лет, неподсуден.

Обращались ли мы к Меркель ? Да, ответ – школьные вопросы это вопросы местного значения уровня земли Северный Рейн-Вестфалия.

Обращались ли мы в немецкую Госдуму? Да, ответы от депутата правящей партии Германии – я как отец вас прекрасно понимаю и сочувствую, я вам ничем помочь не могу, но заранее говорю, не подавайте в суд против государства Германия, вы проиграете суд.

Обращались ли мы в Министерство образования Германии ? Да, ответ – все школьные вопросы решаются на местах, мы ваши документы переслали в Министерство образования земли Северный Рейн-Вестфалия в Дюссельдорф. Обращались ли мы в Министерство образования земли Северный Рейн-Вестфалия? Да, ответ министерства, у нас под контролем 5500 школ и 180000 учителей, у нас недостаточно чиновников их контролировать, мы отправили ваши бумаги обратно в Кёльн, не пишите нам больше. Не пишите нам больше – ответ Министерство образования земли Северный Рейн-Вестфалия на обращения об избиениях детей в школе и проблемах в школе.

Обращались ли мы в суд? Да, мы неделю назад подали иск против Государства Германия из за несогласования нам русской школы, но по практике рассмотрение дел в суде настолько долгий процесс, что Максим уже школу закончит к окончанию суда. Также суд написал что по мнению суда дело не является важным и не представляет никакого общественного интереса. Суд также ответил, что суд специально обращает внимание на то, что по мнению суда нет доказательств того, что ребёнок находится в Германии ограниченное время, поэтому ребёнок обязан посещать немецкую школу. Факты об избиениях в немецкой школе, категорического отказа ребёнка и родителей от посещения небезопасной немецкой школы, игнорирования чиновниками обращений родителей, факта двойного гражданства ребёнка и русского языка как родного языка для ребёнка суд игнорирует, по этому фактам вообще нет никакой оценки.

«Мама, папа, я русский, значит я злой»

Это был ноябрь 2018, Максим пришёл со школы со слезами на глазах, и говорит нам «мама, папа, я русский, значит я злой». Мы в шоке, что случилось, что произошло. Максим отвечает, что на уроке учительника рассказывала, что была большая война, и злые русские убили много добрых немцев. А так как я русский - значит я злой...

Мы в растерянности, что делать, как бороться с такой дикой пропагандой? Мы садимся и я начинаю рассказывать, о начале войны, о нападении немцев, о том что русские защищались, о том как немцы убивали женщин, детей и стариков, о том как работали концлагеря по убиванию людей, чтобы вся страна была свободна от людей. Максим всё понимает с полуслова, «немцы хотели убить всех в России чтобы там жить?». Да, почти так, хотели убить всех, чтобы туда переселить поляков, А всех в Польше хотели убить чтобы там жили немцы. Рассказываю о том, как дети и женщины стояли у станков на заводах, чтобы производить снаряды, а мужчины ушли на фронт чтобы защищать своих детей и семьи.

«купить в ИКЕА коробочку и поставить ее в классе, а другим детям посоветовать играть без слов».

Такова основная методика обучения детей беженцев немецкому языку и интеграции в немецкое общество. Это в нашей школе, и в других также - https://www.clarenhofschule.de/app/download/13071889533/Flu%CC%88chtlingskonzept.pdf?t=1539077821

Это что, для лечения психически больных агрессивных детей главное ментор по чтению и специалисты по интеграции, где они их собираются брать, сами себя назначат лотереей ?

Немцы очень любят регалии и награды. Честно, ни разу не видел, чтобы так ценились сертификаты или дипломы об участиях в каких либо обществах защиты животных или племён в Африке. Поэтому поддержка беженцев в глазах немцев возводит из самих себя на уровень Мессии, Христа, они защищают других, это им очень очень важно. Но чтобы начать защищать нужно себя назначить защитником. И каждый назначает сам себя, неважно от компетенции или возможностей или знаний. Если ты кому-то помог и тебе не выписали грамоту, то всё, ты помогал зря. «Zur Unterstützung kümmern sich LESEMENTOREN sowie eine INTEGRATIONSKRAFT um einige Kinder mit besonderem Unterstützungsbedarf. Je nach Kompetenz werden die Fördermaterialien erweitert.». А если у кого из беженцев нет спортивной одежды, то нужно попросить родителей класса о пожертвовании или порыться среди забытой другими детьми одежды и отдать её беженцам. «Sportkleidung/Schwimmkleidung: Sofern die Sprachkinder keine eigene Sport-und/oder Schwimmkleidung besitzen, kann der Klassenlehrer sich entweder an die Eltern der Klasse wenden und um Spenden bitten oder er kann die aussortierten Fundsachen durchgucken, ob sich dort etwas Passendes findet.»

Я то думаю, чего это они ,когда один беженец у сына бутылку для воды украл (у каждого ребёнка персональная бутылка с личным мотивом, эта бутылка как частичка дома в классе, индивидуальность ученика), учитель сыну заявила - купи себе новую, а потом когда уже немецкий ребёнок новый велосипедный шлем украл-так учитель заявила нашему - подари ему шлем, а немка - мать немца - заявила что наш шлем это их шлем, и только свежий чек о покупке привели их в чувство. Школа кстати того немца вора и его лживых родителей за неделю выгнали из школы, насовсем. То есть в примере со шлемом видно, что проступки немецких детей наказываются жестко и беспощадно, проступки мигрантов игнорируются.

«Почему молчат дети».

Я разговариваю на детской площадке с русскоязычными еврейскими, украинскими, русскими, немецкими, арабскими детьми. Такие нападения во всех школа. Думаю, почему же дети молчат? Оказывается, дети считают эти нападения нормальными. Был сад, и вот школа. Другая система. В саду не били, а тут бьют. Сказали в школе терперь, мы должны терпеть. Сколько морально травмированных детей выйдет из школ после этого эксперимента?

«Шестилетние дети как форпост госполитики»

Во всех официальных документах прописывают, что обучение беженских и немецких детей вместе нужно чтобы беженцы как можно быстрее изучили язык и переняли обычаи и традиции немецкого народа. Я видел в 2016 как приехавшие афганские дети взяли здоровенный нож и пошли гулять по улицам одной из деревень Баварии. Если приезжие дети до 7 лет играли с палками, ножами и камнями, каким образом немецкие дети, которые играли с плюшевыми мишками и машинками смогут объяснить приезжим, что играть теперь нужно с мишками и машинками, а не камнями, палками и ножами? Почему малыши должны кого-то переубеждать, быть раненными или покалеченными из за идиотских амбиций взрослых, что они, взрослые, спасители всего мира и всех угнетённых? Почему взрослые не берут себе домой по 10-20 беженцев и не интегрируют их у себя дома? Спрашиваю у немцев, если вы за миграцию людей из Африки и Афганистана, почему не берёте себе этих людей домой и не интегрируете их у себя дома? И вижу в глазах дикий страх и ужас. Кто-то другой должен это делать, кто угодно, только не они, а они согласны поучаствовать в делёжке бюджетных денег на компенсации бензина и потерянного времени для рассказов о том, как надо жить в Германии.

«Почему молчат другие родители»

Хотят получить от школы хорошие характеристики и не портить отношения со школой. В Германии важнейший документ по жизни – это характеристика. Характеристика с детского сада, со школы, с университета, с каждого рабочего места. Её требуют всегда со всех мест работы и если после увольнения характеритика не очень хорошая, то подают в суд на работодателя и за 5000 евро судебных и адвокатских расходов характеристику в суде меняют на нужную. Самое дикое, что законом запрещено писать отрицательные характеристики, поэтому в Германии используется специальный шифр в характеристиках, при положительным звучании смысл обратный. К примеру, если написано, что «желаем успехов», значит работник работал без успехов, «желаем здоровья»-значит работник постоянно болел, если написано «выполнял работу вполне добросовестно» - значит работал отвратительно.

Нам известен случай, когда один мароканнец в 4 классе избивал детей всей начальной школы (1-4 класс), и когда дети всего класса пришли жаловаться к директору, то директор их внимательно выслушал и потом заявил, что дети должны защищать этого мароканца от нацистов и выставил всех за дверь. Единственному русскому мальчику, который давал мароканцу сдачи, в характеристике написали, что мальчик расист, и при поступлении в гимназию в 5 класс у мальчика возникли проблемы, типа расистов мы тут видеть не желаем.

«Эй, немец, ты чего ешь, ты есть права не имеешь»

Это рассказ немца, с работы. У него сын ходит в гимназию в другом городе, Мюнхен-Гладбах, на перемене достал бутерброд перекусить – ему арабы кричат «ей немец, ты чего ешь?», тот отвечает «голоден и ем», ему «сейчас месяц Рамадан, ты есть права не имеешь», тот «а я не мусульманин, Рамадан ко мне не относится», арабы накинулись, началась драка. Немец этот со своими детьми рассматривает на полном серьёзе эмиграцию в США или Венгрию. Высококвалифицированный программист, таких в Германии очень мало. В Венгрии или США появится на одну образованную семью больше.

«Вам запрещено заходить за ворота школы».

Нам в мае школа вынесла письменный запрет, заходить за школьные ворота – так называемый хаусфербот. (запрет хозяина дома определённым людям появляться в доме или во дворе). Наказание за нарушение запрета – тюремное заключение. Такой запрет выносят ворам в магазинах. Нам школа вынесла с формулировкой – мы, я и жена, разрушили атмосферу дружбы в школе. Как понимаю разрушили обнародованием информации об избиениях детей в школе. В запрете указано, что наш ребёнок обязан от ворот школы до его класса идти один. А школа состоит из двух зданий, и между двумя зданиями школьный двор на котором 3/4 классники бьют первоклассников, и другие родители ведут своих детей до класса, а нам запрещено. Чтобы снять запрет нужно судиться. Мы подали на запрет возражение, школа на него не ответила.

«Почему вся эта интеграция и дикий социальный эксперимент провалится».

Так как раньше, до 2015, Германия принимала мигрантов очень ограниченно, в большинстве классов было мигрантов 1-2-3 ребёнка, немецкие дети в массе своей перевоспитывали мигрантов от камней с ножами и палками к играм с игрушками. Но и отношение к мигрантам из албании, косова было жестким, правила были для всех едины. Сейчас мигранты могут всё, немецкие дети не имеют права даже отвечать, их тут же записывают в нацисты и фашисты. И плюс, мигрантов много, 20-30-50% в классе, система не может их переварить и перевоспитать.

«Идиоты в классе мешают всем учиться»

Одно из пропагандируемых достижений в немецкой системе образования – это система инклюзион, когда дети с физическими отклонениями (это можно понять и принять) и с психическим отклонениями (это нельзя ни понять, ни принять) учатся в одних общих классах с детьми без отклонений. Если школа большая и таких психических больных в классе много, то к учителю в помощь добавляется социальный педагог на класс. Но этот больной ребёнок кричит во время урока, рушит весь учебный процесс, он мешает всему классу учиться. Все ученики получают ущерб в качестве знаний. Зачем ? Общаясь с немцами, спрашиваю, может быть государство не имеет достаточное количество рабочих мест для образованных людей и специально превращает детей в идиотов? Они смотрят на меня недоверчиво, нет, говорят, мы же должны уметь жить среди инвалидов. Согласен, ну сходит в психбольницу, запри себя там на 13 лет, потом выйди расскажи как там внутри, а зачем ты своего ребёнка в такие условия помещаешь, чего ты этим добьешся? И почему в частных школах нет психбольных агрессивных детей, значит детям богатых и политиков не нужно тренировать свою волю жить среди инвалидов? Молчание было мне ответом...

«Аллах Акбар на детской площадке и немецкая кошка»

Афганец нападавший на нас в школе, живёт в соседнем от нас доме и у нас общая детская площадка. За 2 года проживания в доме, мы ни разу его на детской площадке не видели. Когда я высказал директору школы и югендамту района, почему родители афганца не гуляют с детьми на площадке, это же тоже важно, чтобы мигрантские дети играли вместе с немецкими детьми, директор сообщила куда надо по инстанциям, югендамт заставил родителей афганца гулять с ним на площадке. Родители через какое то время стали афганцев выпускать одних (три брата и девочку), а сами сидят дома. На днях встретили афганцей на площадке.

Все немецкие, украинские, еврейские дети попрятались по домам, никто на площадку не вышел, хотя время самое любимое у всех для прогулок 18-20 вечера воскресенье.

Афганцы пуляют из пистолетов резиновыми пульками друг в друга и других детей с криками "Аллах Акбрар", по аналогии с ответом директора на жест перерезания горла думаю так наверно «Дональд Дак» орёт в какой-то серии.

В меня тот самый афганец, что нападал на сына в школе раз пульнул, я пульку выкинул в мусорку, предупредил, что в следующий раз отберу пистолет, разломаю, и туда же выкину.

Афганец со мной давай спорить-типа не имешь права, я ему стрелять тут не имеешь права, и ты это знаешь, он заткнулся, положил пистолет и пошёл играть в песочницу.

Тут вышла немка, выгуливать кошку, афганцы с криком «кошка» толпой к кошке, давай её пугать, немка молчит, кошка спряталась за решётку, «наш» афганец берёт длинную палку и тыкает в кошку, кошка с воплем убегает...

Смотрю, наблюдаю, немка и немецкая кошка, немка думаю кричала «беженцы добро пожаловать», в общем поделом хозяйке кошки. Думаю, а нужно ли защищать кошку? По закону обязан сообщать за жестокое обращение с животными. По закону я даже обязан написать заявление на немку, за оставление в опасности, она обязана защищать свою кошку. Но как немку зовут не знаю, и даже специально писать не буду. Немцы начнут орать типа я фашист, нацист, бедных несчастных беженцев обижаю. Лучшим наказанием для гутменьшей-«добрый людей» будет когда дети Меркель перебьют их любимых кошек, белочек и ежей. Голубей во дворе уже не осталось, одни трупики лежат. Перефразирую украинскую поговорку «Не каждый голубь долетит до середины немецкого двора, сражённый камнем с добротной рогатки...»

Спрашиваю старшего брата афганца, чего типа твой братик кошку палкой ткнул - тот мне ну не убил же, я ну и на том спасибо, а чего ткнул - то, он мне - а он не тыкал, я ему - я видел и ты видел, не ври, он ну типа он никого не слушает, я ему - а чего ты палку не отобрал? старший братец заткнулся и отвернулся...

Через полчаса картина маслом, они все полезли через забор детской площадки, самый младший из них на заборе замешкался и бабамс головой об брусчатку, сидит орёт, никто не нему не подходит, родители дома отдыхают, я наблюдаю за интреграцией... Подошла его сестра постарше и тапком отлупила, ибо нечего орать если с забора упал...

Вот такие кадры инженеров и врачей привезла нам мамка «красный пинджак», как зовут её в народе.

А афганец то совсем не идиот, только прикидывается, как понял что пистолет разломают, так сразу успокоился...

«Итоги»

Прекрасный трёхэтажный пятикомнатный дом с садом в Бонне стоит пустой, только комнаты полны коробками с детскими игрушками и вещами, дом нельзя пересдать, нельзя досрочно расторгнуть договор аренды, мы обязаны платить минимум три года по 1800 евро в месяц, это в сумме 64800 евро, живём мы в доме или нет.

«Возможна ли месть со стороны чиновников?»

Мы настолько громко на данный момент озвучили проблемы в образовании, фашизм и нацизм в образовании на всех уровнях власти, так как если бы Максим напал на афганца нас бы размазали законом и штрафами за неделю, а нападение афганца на 60 детей двух классов на протяжении года полностью проигнорировано, что мы всёрьёз опасаемся, даже если мы выиграем суд против Германии, что через некоторое время, полгода-год, когда история подзабудется, нам вышибут ночью дверь и дети будут изъяты из семьи под предлогом к примеру неразвития немецкого языка и нанесении на этом основании непоправимой травмы развитию ребёнка. Или вообще без предлога. Югендамту предлог не нужен, они имеют право детей изымать превентивно, а родители потом должны доказать, что они достойны того, чтобы дети у родителей жили дома. В процессе проживания детей в приёмных семьях, государство тратит на приюты или приёмные семьи огромные деньги, причем расчёт подушевой, я слышал о 5000 евро в месяц, но точно не знаю, очевидно что это отмывание денег, 5000 евро в месяц на семью в целом после уплаты налогов зарабатывает 0,5% населения Германии, и потом эти счета к оплате выставляют родителям, чтобы уничтожить недовольных родителей материально, чтобы от семьи выжженного места не осталось.

Поэтому я опасаюсь после этой истории, что через полгода год детей из моей семьи заберут, под любым предлогом или вообще без предлога.

«А как же суд?»

Если суд против Государства Германия завершиться до того, как Максим закончит школу, то это будет чудом, ибо такие суды длятся годами. В том, что нам суд откажет мы даже не сомневаемся. Если же нам суд иск удовлетворит, и заставит немецких чиновников выдать нам разрешение на посещение русской школы, то суд не защита от мести чиновников за публичное унижение. И плюс, у нас есть маленькая 1,5 годовалая дочь. Также отдавать её в немецкую школу, заранее зная что её там покалечат, ибо за будущие 5 лет ничего не улучшиться, только ухудшиться, чтобы потом также через врачей прятать её от немецкой школы и бороться за русскую школу? Ведь для нашей 1,5 летней дочери по мнению чиновников и суда тем более нет оснований посещать русскую школу – в немецкой школе она же ещё не была травмирована, мы обязаны, чтобы она ходила только в немецкую школу, или частную 20-25 тысяч евро в год.

«Хорошо нам живётся там где нас нет».

Глядя на три прошедших года в Германии, я могу открыто сказать, что русские в Германии это самая угнетаемая и попираемая нация в Германии. Всем остальным нациям живётся лучше самих немцев.

Причина очень простая, любая приезжающая нация в Германию, кроме русских, тут же образует свою диаспору, будь то турки, иракцы, иранцы, чеченцы, сирийцы, албанцы, евреи, французы, англичане, японцы, китайцы. И в рамках своей диспоры эти нации помогают друг другу, свой круг адвокатов, врачей, дети если и ходят в немецкие школы, то там только название что немецкая школа, классе пара учеников немцы, остальные мигранты, поэтому этот классовый клан позволяет защищать национальные интересы очень эффективно. Немцы с этими кланами ничего не могут сделать.

Русские, переезжающие из России, бывшего СССР, Казахстана, Украины, поверили сами в то, что им нужно срочно забыть свою культуру, достижения, навыки и раствориться среди немцев. Профессора, доктора наук, русские с высшим образованием, идут на какие-то бредовые интеграционные курсы (я лично был дважды на таких курсах по два дня, посидел среди разных групп сирийцев, гвалт, крики, учителя не контролируют группы, за 6 часов я выучил десяток сирийских слов а не немецких и я отказался продолжать эти бестолковые курсы, хотя за них платило правительство Германии примерно 2000 евро за 5 месяцев), учат годами немецкий язык и теряют свою квалификацию и идут на неквалифицированную работу и думают что это так и должно быть. Но это же бред. Обучение в России и Советском Союзе на высочайшем уровне. Если немцам нужны эти знания, они прекрасно нанимают переводчиков для бывших работников из России-СССР. В Германии если нам нужен врач ищем врачей выходцев из бывшего СССР, ибо обучившиеся здесь врачи реально ничего не умеют. Немцы на рабочие места программистов и инженеров нанимают со всего света и с удовольствием из России или СССР, но никаких не местных, ибо качество хуже, а амбиций больше.

Мы в России сами выдумали себе такую Германию, которой никогда не существовало. Мы верим в такую Германию. Что тут порядок, закон превыше всего, нет коррупции, идеальная медицина и образования, прекрасные продукты, дороги и автомобили и поезда всегда приходят вовремя. Это всё наши фантазии. Если тут побывать не туристом, которому все улыбаются, так как турист тратит деньги, а если тут жить, то ты понимаешь, что это было всё реклама, в реальности такой Германии никогда нет и не было. Как мне сказала жена, после проблем со школой, наблюдениями за медициной и тем, как чиновники решают любые проблемы – «если бы я знала хотя бы 10% правды о Германии, о том как тут живут люди, у тебя бы не было шансов меня привезти сюда».

«Почему такая катастрофа в образовании в Германии»

А немцам не нужны образованные жители. Это лишние проблемы для властей. Это раз. Второе, зачем отбирать себе будущих работников из 80 миллионов граждан, если можно отбирать из 7,5 миллиардов ? Достаточно сделать мощную рекламу социального государства с хорошим пивом, колбасками, БМВ и мерседесами и жители всего мира будут распихивать друг друга локтями в очереди, чтобы выучиться и переехать. И только после переезда и только часть поймут, что реклама отличается от реальности. А местные недообразованные, так как система так работает специально, будут знать, что их плохие оценки это итоги их личной вины, поэтому будут без ропота соглашаться на низкооплачиваемую работу. Дороги мыть, мусор убирать, кирпичи таскать.

«Классовое общество»

В итоге, в Германии сейчас в чистом виде классовое общество, в плане учёбы это минимум три разных класса.

Первый – это дети богатых родителей, которые могут платить 20-25 тысяч евро в год в частных школах за то, чтобы из детей не били в школах. Стоимость 20-25 тысяч евро так как само обучение в частных школах 15-20 тысяч плюс питание около 3 тысяч в год и плюс общие выезды детьми вместе.

Второй класс – это евреи, они могут прятать своих детей в еврейский школе за 2500 евро в год, и этих детей тоже бить никто не будет, так как евреи сами отбирают себе учеников и исключают буйных.

Третьий класс – это либо если нет денег, либо если не евреи, такие дети обязаны ходить в общие школы с агрессивными мигрантами в классе и с агрессивными психически больными детьми в классе. Обязаны по закону. Если у родителей нет денег или родители не евреи, у таких детей шансов избежать побоев практически нет. Если эти дети не будут ходить в школу, то этих детей из семьи изымут и поместят в семьи, где новые родители объяснят ребёнку, что ребёнок врёт, ему всё показалось и ничего страшного не произошло. Учится тренировать свою толератность и терпимость к насилию, вот главный девиз в сегодняшней немецкой школе.

Везде в Германии печатаемый лозунг «у всех детей равные возможности, мы против дискриминации» - это демагогия и точно не про Германию.

«Папа, почему мы вообще живём в этой стране ?»

У меня теперь нет ответа на этот вопрос. Я сам себе уже не могу на этот вопрос ответить.

P.S. Полный текст был удалён Фейсбуком через сутки после размещения без объяснения причин. А потом и мой аккаунт был удалён Фейсбуком без объяснения причин. А теперь и ссылки на живой журнал deleted2019.livejournal.com Фейсбук блокирует...

P.P.S. Ссылка на этот пост в группе в Фейсбуке "Пора Валить" приводит к немедленному выпиливанию из группы и вечному бану в Группе, ибо адептов религиозной секты "Пора Валить"тревожить строго воспрещается)))  Не верите? Запостите в группе 

https://www.facebook.com/group...

сами и понаблюдайте что будет ))) И да, на фото мой новый аккаунт в Фейсбуке, но ссылки на "deleted2019.livejournal.com" Фейсбук не пропускает)))

https://www.youtube.com/channe...

https://deleted2019.livejourna...

https://deleted2019.livejourna...

----------------------------

Erney

https://deleted2019.livejournal.com
Вчера 10.09.2019 03:15 

Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх